Являются незаконными и не подлежащими удовлетворению

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС напомнил правила доказывания в иске о неосновательном обогащении

Суд обратил внимание, что нижестоящая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, переложила обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца

По мнению одного из адвокатов, Верховный Суд обоснованно встал на защиту интересов истца, поскольку, установив факт получения ответчиком денежных средств, нижестоящие суды не выяснили, как того требуют положения гражданского законодательства, имелись ли между сторонами какие-либо обязательства, как существующие, так и нет; цели перевода денежных средств, предпринятые истцом действия и т.п. По мнению второго, сам по себе факт обращения в суд через длительное время, с того момента как стало известно о нарушении прав, не может свидетельствовать о недобросовестности истца.

Верховный Суд опубликовал Определение № 21-КГ20-9-К5, в котором обратил внимание нижестоящих судов на правила доказывания в деле о неосновательном обогащении.

16 сентября 2016 г. Людмила Семёнова со своей банковской карты перевела на карту Заиры Кумаловой деньги в размере 55 тыс. руб. Почти три года спустя, 8 июля 2019 г. она обратилась в Нальчикский городской суд с иском к Кумаловой о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, указав, что ошибочно перевела деньги.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что Людмила Семёнова не доказала возникновение на стороне ответчика неосновательного обогащения. Первая инстанция указала, что с момента перечисления спорной суммы до подачи иска в суд прошло более двух лет, в течение которых истица никаких мер по возврату денег не принимала. Кроме того, при осуществлении платежа требуется совершить ряд действий, в том числе подтвердить операцию по перечислению денежных средств.

Так как апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе, Людмила Семёнова обратилась в Верховный Суд, который постановил вернуть дело на новое апелляционное рассмотрение.

Изучив материалы дела, ВС сослался на ст. 1102 ГК РФ, согласно которой лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, за исключением случаев, указанных в ст. 1109 ГК. Правила, предусмотренные гл. 60 ГК, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Кроме того, п. 4 ст. 1109 ГК установлено, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

«Из приведенных норм материального права следует, что приобретенное за счет другого лица без каких-либо на то оснований имущество является неосновательным обогащением и подлежит возврату, в том числе когда такое обогащение является результатом поведения самого потерпевшего», – подчеркивается в определении. ВС также указал, что в соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК обязанность доказать факт получения ответчиком денег или имущества за счет истца должна быть возложена на истца, а обязанность доказать наличие обстоятельств, в силу которых неосновательное обогащение не подлежит возврату, либо то, что денежные средства или иное имущество получены обоснованно и неосновательным обогащением не являются, должна быть возложена на ответчика.

Между тем, обратил внимание Суд, первая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, по утверждению истца, ошибочно, переложил обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца. При этом суд не дал оценки доводам Людмилы Семёновой о принятых ею мерах по установлению лица, которому ошибочно переведены деньги, в том числе предъявлению иска по месту жительства истца с целью установления фактического адреса ответчика.

Адвокат КА г. Москвы «Гильдия Московских адвокатов “Бурделов и партнеры”» Наталья Кузьмина отметила, что в условиях все большего использования безналичных переводов денежных средств в быту – при оплате различного рода услуг, финансовой помощи родным и близким, благотворительности и т.п., когда перевод возможно осуществить, зная только номер мобильного телефона, – очень часто возникают ситуации ошибочных переводов. «Вернуть деньги затруднительно, поскольку для этого необходимо выяснить данные лица, которому были переведены деньги. А поскольку эти данные составляют банковскую тайну и защищаются законодательством РФ о персональных данных, то получить их очень сложно. Вполне возможно, что для этого может потребоваться и год, и два, ведь закон требует указание в иске данных ответчика, от чего зависит и правильная подсудность», – заметила она.

По мнению Натальи Кузьминой, Верховный Суд абсолютно обоснованно встал на защиту интересов истца, поскольку, установив факт получения ответчиком денежных средств, нижестоящие суды не выяснили, как того требуют положения гражданского законодательства о неосновательном обогащении, имелись ли между сторонами какие-либо обязательства, как существующие, так и нет, цели перевода денежных средств, предпринятые истцом действия и т.п. При этом, указала адвокат, сам факт того, что с момента перевода денег до подачи иска в суд прошло более двух лет, не может служить основанием для отказа в иске.

Адвокат Московской коллегии адвокатов «Град» Вера Тихонова отметила, что о распределении бремени доказывания по спорам о неосновательном обогащении указано в Определении Верховного Суда от 26 ноября 2013 г. № 56-КГ13-9, позиция в котором совпадает с позицией по данному делу.

«Исходя из судебных актов можно прийти к выводу, что истцом денежные средства были перечислены ошибочно, стороны между собой не знакомы (ответчик не утверждал обратное). Установить информацию об адресе получателя денежных средств истец самостоятельно не мог, соответственно, без полных данных невозможно было решить вопрос с возвратом в досудебном порядке. О том, что истцу не был известен получатель, также свидетельствует факт подачи иска по адресу истца. С учетом указанных обстоятельств можно сделать вывод, что суды нижестоящих инстанций неправомерно отказали в возврате неосновательного обогащения, тем самым лишив истца возможности получения денежных средств», – указала Вера Тихонова.

По ее мнению, ссылка судов на то, что истец является недобросовестным, поскольку иск заявлен по истечении двух лет, несостоятельна. «Сам по себе факт обращения в суд через длительное время, с того момента как стало известно о нарушении прав, не может свидетельствовать о недобросовестности истца. В ином случае не имел бы юридического значения установленный срок исковой давности», – заключила адвокат.

20 правил досудебного порядка от Пленума ВС

Новые разъяснения – первые в своем роде. Раньше Пленум ВС не разъяснял правила досудебного порядка. Проект поддержали в Генпрокуратуре и Минюсте, но Вячеслав Лебедев решил создать редакционную комиссию, которая доработает документ. Обычно ко «второму чтению» Пленум вносит лишь незначительные поправки в первоначальную версию.

Интересные разъяснения содержатся уже в первом пункте проектируемого постановления. Пленум предусмотрел, что досудебное урегулирование спора – это не только формальное направление претензии ответчику. Это еще и переговоры, медиация, обращение к финомбудсмену и в государственные органы.

Светлана Загайнова, судья АС Свердловской области, считает, что медиацию нужно сделать обязательной для некоторых случаев. Например, когда стороны договорились об этом в своем соглашении.

Верховный суд подробно объяснил, по каким спорам досудебный порядок нужно соблюдать обязательно:

✔ О заключении договора в обязательном порядке;
✔ Об изменении и расторжении договора;
✔ О заключении договора поставки товаров для государственных или муниципальных нужд;
✔ О расторжении договора постоянной и пожизненной ренты;
✔ О прекращении договора пожизненного содержания с иждивением;
✔ О расторжении договора аренды;
✔ О расторжении договора перевозки груза или пассажира;
✔ По спорам об ОСАГО;

Полный перечень споров с обязательным досудебным порядком доступен в п. 3 проектируемого постановления.

Пленум посвятил целый раздел постановления обязательному досудебному порядку в арбитражных спорах. Подать иск без претензии можно по этим категориям экономических споров:

✔ По спорам об установлении фактов, имеющих юридическое значение;
✔ По делам о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок;
✔ По делам о банкротстве;
✔ По корпоративным спорам;
✔ По делам о защите прав и законных интересов группы лиц;
✔ По спорам в порядке приказного производства;
✔ По делам, связанным с выполнением арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов;
✔ По спорам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений.
✔ По искам об обращении взыскания на заложенное имущество;
✔ По искам к субсидиарному должнику при отсутствии договорных отношений;
✔ По делам возмещении убытков, возникших вследствие причинения вреда;
✔ По искам с регрессными требованиями о возмещении вреда;
✔ По требованиям об установлении сервитута (если сторонами не достигнуто соглашение о сервитуте или его условиях);
✔ По спорам об обращении взыскания на земельный участок;
✔ По спорам о признании сделки недействительной.

«Направление заинтересованным лицом сообщения, имеющего информационный характер и являющегося основанием для возникновения требования, не является досудебным порядком урегулирования спора», – указал Пленум.

К таким сообщениям проект постановления относит, например, решение органа местного самоуправления о сносе самовольной постройки. А еще – требование вознаграждения, поступившее от нашедшего вещь, извещение участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему и требование «дольщиков» о выделе своей доли.

В постановлении указано, что прокурор, который хочет обратиться с иском в суд, не должен соблюдать обязательный претензионный порядок. Это положение относится также и к госорганам и органам местного самоуправления, если они обращаются за защитой публичных интересов, прав и законных интересов организаций и граждан.

В случае, если требования нескольких истцов могут быть рассмотрены самостоятельно, каждый из них должен подать свою претензию – даже если в суд они планируют обратиться вместе.

Если требование предъявляется к нескольким ответчикам, то претензию нужно направить каждому из них.

Если правопредшественник уже подал претензию, то новый обладатель права требования может не соблюдать обязательный досудебный порядок.

Например, если первоначальный кредитор направил претензию до уведомления должника о состоявшейся уступке права, цессионарию не нужно подавать повторную претензию.

Претензию можно вручить адресату лично, направить ему посредством почтовой связи или иных служб доставки. При этом отправитель может выбрать как заказное письмо, так и письмо с описью вложения. Но стороны в соглашении могут предусмотреть, что юридически значимые сообщения должны передаваться только с описью.

Верховный суд допускает и направление претензии через электронную почту, соцсети и мессенджеры. Но только в случае, если стороны договорились об этом в своем соглашении, либо если такой способ общения является обычной деловой практикой для сторон по спору.

Доказать доставку претензии в таком случае можно в том числе с помощью нотариально заверенных распечаток скриншотов с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения.

Если в обращении истца содержится указание на конкретный материально-правовой спор, связанный с нарушением прав истца, то несовпадение сумм основного долга, неустойки, процентов, указанных в обращении и в исковом заявлении, «само по себе не свидетельствует о несоблюдении обязательного досудебного порядка», разъяснил Пленум.

При этом истец может заявить только требование по основному долгу. Это не помешает взыскать неустойку.

Досудебный порядок в виде примирительной процедуры – например, переговоров или медиации – считается соблюденным при предъявлении документов, подтверждающих использование соответствующей процедуры. К таким документам Пленум относит протокол разногласий, соглашение сторон о прекращении процедуры медиации без достижения согласия и заявление об отказе от продолжения процедуры медиации.

Если потенциальный истец направил другой стороне предложение о переговорах или медиации, но не получил ответа в 30-дневный срок, то досудебный порядок будет считаться соблюденным.

Пленум уточняет, что при предъявлении встречного иска соблюдение досудебного порядка не требуется.

«Наконец-то ставится точка в этом многолетнем вопросе», – заявила на заседании Пленума заведующая кафедрой гражданского права Воронежского юридического университета Елена Носырева. Но юрист считает важным в таком случае акцентировать внимание на возможности использования примирительных процедур в рамках процесса.

Обязательный досудебный порядок может быть заменен сторонами на любую другую примирительную процедуру, даже если до этого такая процедура не согласовывалась. «Происходит расширение права сторон на выбор того или иного способа защиты права. Кому как не сторонам знать, какая процедура может быть более эффективной», – отметила Носырева.

Пленум подчеркивает: третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, освобождены от обязанности соблюдения досудебного порядка.

Ответчик может ходатайствовать перед судом о нерассмотрении иска из-за несоблюдения обязательного досудебного порядка. Но заявить такое ходатайство нужно «не позднее дня представления ответчиком первого заявления по существу спора».

Если ответчик своевременно не заявил такое ходатайство, то его довод о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора не станет основанием для отмены решения в вышестоящих инстанциях.

Пленум уделил внимание и ситуациям, возникающим по конкретным договорам.

Так, при одностороннем отказе от исполнения договора при обращении в суд с иском о признании договора расторгнутым, соблюдение досудебного порядка урегулирования спора не требуется. Ведь такой иск является иском о признании, а не иском о расторжении договора.

Пользователь услуг почтовой связи должен соблюдать досудебный порядок вне зависимости от того, является ли он отправителем или получателем, отметил ВС.

Прописанное в договоре условие о соблюдении досудебного порядка урегулирования потребительского спора, если такой порядок не установлен законом, является ничтожным.

Требование о соразмерном уменьшении покупной цены, об устранении недостатков товара, о замене товара ненадлежащего качества – это не досудебный порядок. Но если потребитель хочет, чтобы суд присудил ему штраф, то такое требование нужно заявить до суда.

В спорах с финансовыми организациями потребитель должен сначала обратиться к финомбудсмену, если его требования не превышают 500 000 руб. Сюда относятся споры с банками и со страховыми компаниями.

Обратиться в суд можно только после того, как финансовый уполномоченный закончит рассмотрение спора, либо в случае несогласия с принятым им решением.

«Требования потребителей, вытекающие из нарушения страховщиком права на получение страхового возмещения по ОСАГО, рассматриваются финансовым уполномоченным вне зависимости от их размера», – подчеркивает Пленум.

Обращение к омбудсмену необходимо также по требованиям об оплате восстановительного ремонта по добровольному автострахованию (КАСКО) стоимостью до 500 000 руб.

Потребитель вправе заявить в суд требования к финансовой организации только по предмету, содержавшемуся в обращении к финансовому уполномоченному.

В отличие от общего правила, требования о взыскании основного долга, неустойки, штрафов и процентов могут быть предъявлены в суд только при условии соблюдения обязательного досудебного порядка в отношении каждого из таких требований.

Апелляционное постановление № 22-853/2018 от 24 мая 2018 г. по делу № 22-853/2018

Судья Щелчков А.Н. Дело №

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

24 мая 2018 года

Верховный Суд Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Кудрявцева А.Р.,

с участием прокурора Самойловой Т.Н.,

осужденного Тимеева А.Я.,

защитника – адвоката Меркушевой Н.В.,

при секретаре судебного заседания Горбуновой Е.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе адвокатов Лопатина В.В., Меркушевой Н.В., осужденного Тимеева А.Я. на приговор районного суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ, которым

Тимеев А. Я., , не судимый,

Мера пресечения Тимееву А.Я. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, выслушав позицию осужденного и защитника, поддержавших жалобу, мнение прокурора об оставлении приговора суда без изменений, суд апелляционной инстанции

у с т а н о в и л:

Тимеев А.Я. признан виновным в осуществлении предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательна, сопряженное с извлечением дохода в крупном размере, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокаты Лопатин В.В., Меркушева Н.В., осужденный Тимеева А.Я. выражают несогласие с приговором. Считают, что суд необоснованно пришел к выводу о наличии в действиях осужденного состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности > Статья 171. Незаконное предпринимательство» target=»_blank»>171 УК РФ. Указали, что предпринимательская деятельность ООО « » заключалась в питьевом, хозяйственно-бытовом водоснабжении, что фактически является разновидностью продажи потребителям воды на основании договоров на водоснабжение, что предусматривало, помимо непосредственной добычи подземной воды из водозаборных скважин, также выполнение и других необходимых действий по подготовке питьевой воды в соответствии с санитарными требованиями, а также ее транспортировке по водопроводным сетям до подачи потребителям. Как видно из заключения эксперта, доход, получение которого в процессе незаконного осуществления предпринимательской деятельности вменяется в вину Тимееву А.Я., был получен ООО « » от реализации потребителям воды питьевого и хозяйственного назначения, которая предусматривала, в том числе, подготовку воды до соответствующего санитарным нормам качества, а также ее транспортировку и подачу потребителям. Таким образом, оснований для вывода о том, что указанный выше доход получен предприятием только в результате незаконного пользования недрами, не имеется и соответствующих доказательств стороной обвинения не представлено. Действия лиц, осуществляющих добычу подземных вод (использование водозаборных скважин) без соответствующей лицензии либо с нарушением требований, предусмотренных лицензией, образуют состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 или частью 2 статьи 7.3 КоАП РФ. Таким образом, за добычу подземных вод без лицензии Тимеев А.Я. мог быть привлечен лишь к административной ответственности. Сама по себе добыча воды не относится к предпринимательской деятельности, приводящей к получению прибыли, она относится к одному из видов использования недр. Таким образом, следователем при расследовании дела и гособвинителем при поддержании обвинения в суде осуществлено смешение понятий: «лицензия на осуществление определенного вида деятельности» и «лицензия на право недропользования», в результате чего Тимеев А.Я. незаконно привлечен к уголовной ответственности. Установленные в ходе следствия обстоятельства полностью исключают умысел Тимеева А.Я. на совершение инкриминируемого деяния, т.к. Тимеев А.Я. с первых дней деятельности по водозабору начал принимать меры по получению лицензии. При этом, на всем протяжении деятельности ООО « » по осуществлению водозабора организация уплачивала в соответствующем порядке налог на водопользование. При вынесении приговора суд не принял во внимание длительность, многостадийность и сложность процедуры получения лицензии на право пользования недрами и не учел, что ООО « » не имело реальной возможности в более короткие сроки принять меры по получению лицензии. Кроме того, состав преступления в действиях Тимеева А.Я. отсутствует на том основании, что одним из условий привлечения к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности > Статья 171. Незаконное предпринимательство» target=»_blank»>171 УК РФ является извлечение дохода в крупном размере, то есть в размере, превышающем два миллиона двести пятьдесят тысяч рублей. Учитывая, что доход, полученный Обществом за период с ДД.ММ.ГГГГ по 22.01.2013г. (дата регистрации заявления о выдаче лицензии) составляет 1379359 руб., то в действиях Тимеева А.Я. отсутствует состав преступления и в связи с отсутствием необходимого признака состава преступления. Основной целью уголовно-правового запрета, предусмотренного ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности > Статья 171. Незаконное предпринимательство» target=»_blank»>171 УК РФ, является защита жизни и здоровья граждан, окружающей среды, общества и государства от негативного воздействия, которое может оказываться или оказывается при осуществлении отдельных видов деятельности. Степень общественной опасности данного преступления характеризуется размером вреда, причинённого незаконной деятельностью, либо возможностью причинения такого вреда. Суд не дал оценки отсутствию какой-либо общественной опасности деянию. Выводы суда о том, что Тимеев А.Я. в нарушение закона не прекратил деятельность по водоснабжению населения необоснованны, не отражают существа обстоятельств дела, сделаны судом формально. Таким образом, суд неправильно применил уголовный закон.

Кроме того, в ходе расследования уголовного дела допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в следующем. Суд проигнорировал доводы защиты о том, что на момент возбуждения уголовного дела № Тимееву А.Я. в рамках уголовного дела № уже было предъявлено обвинение по п. «б» ч.2 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности > Статья 171. Незаконное предпринимательство» target=»_blank»>171 УК РФ за осуществление им предпринимательской деятельности по использованию водных объектов без лицензии за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. В отношении Тимеева А.Я. возбуждены два уголовных дела по тем же основаниям, о том же предмете — за осуществление предпринимательской деятельности по использованию водных объектов без лицензии за один и тот же период, указанный как в первом так, и во втором уголовном деле — с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. Таким образом, постановление следователя СО ОМВД России по району У от 06.02.2015г. о возбуждении уголовного дела № необходимо признать незаконным, а также необходимо признать незаконным постановление следователя У от 09.02.2015г. о соединении уголовных дел № и № в одно производство незаконным. Незаконными, полученными с нарушением требованиям закона являются и все доказательства, полученные после возбуждения уголовного дела №. Недопустимым доказательством является заключение эксперта № от 05.06.2014г. (т.4 л.д. 24-29) в связи с тем, что данная экспертиза проведена с нарушением требований норм УПК РФ. Экспертиза проведена после возращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий рассмотрения судом. Постановление о возвращении дела прокурору вынесено су .10.2013г., данное решение принято судом по собственной инициативе в связи с тем, что обвинительный акт составлен с нарушением требований УПК РФ. В то же время, принятое судом решение не было связано с восполнением неполноты дознания и не должно было ухудшать положение подсудимого, что прямо указано в мотивировочной части постановления суда от 07.10.2013г. Установленный законом срок устранения препятствий — 1 месяц. Вопреки требованиям закона и вопреки постановлению суда после возвращения дела прокурору оно расследовалось еще 9 месяцев, по делу проведены дополнительные процессуальные действия, в частности, назначена и проведена судебная бухгалтерская экспертиза № от 05.06.2014г. (т.4 л.д. 24-29). Таким образом, материалы дела и исследованные в судебном заседании доказательства содержат несколько самостоятельных оснований для оправдания подсудимого Тимеева А. Я., все указанные основания заслуживали особого внимания и могли быть отражены только в оправдательном приговоре. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. Поскольку в ходе судебного разбирательства наличия в действиях подсудимого Тимеева А.Я. необходимых признаков, как объективной, так и субъективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности > Статья 171. Незаконное предпринимательство» target=»_blank»>171 УК РФ, не установлено, а, следовательно, отсутствует и состав инкриминированного ему преступления, в связи с чем, руководствуясь принципом презумпции невиновности и в силу п. 3 ч. 2, ч. 3 ст. Часть 3. Судебное производство > Раздел IX. Производство в суде первой инстанции > Глава 39. Постановление приговора > Статья 302. Виды приговоров» target=»_blank»>302 УПК РФ, просили вынести оправдательный приговор и признать право на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

В возражениях на апелляционную жалобу прокурор считает доводы жалобы необоснованными и не подлежащими удовлетворению. ООО « » является самостоятельным юридическим лицом, созданным в соответствии со ст. Раздел I. Общие положения > Подраздел 1. Основные положения > Глава 1. Гражданское законодательство > Статья 2. Отношения, регулируемые гражданским законодательством» target=»_blank»>2 Гражданского Кодекса РФ для осуществления предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли. Материалами уголовного дела также подтверждается, что Тимеев А.Я. действовал умышленно, осознавал, что ООО « » предпринимательская деятельность по использованию недр для добычи из артезианских скважин подземных пресных вод осуществляется незаконно, в отсутствие специального государственного разрешения (лицензии). Судом исследован вопрос о непрерывности технологического процесса поднятия воды от скважины и водонапорной башни, ее транспортировки и до подачи воды потребителю. Доводы жалобы, в том числе и о нарушении уголовно-процессуального закона при расследовании дела, рассмотрены в судебном заседании, им дана соответствующая оценка. Полагал, что оснований для отмены приговора суда по доводам апелляционной жалобы, не имеется. Просил приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Судом первой инстанции достоверно установлено, что Тимеев А.Я., являясь в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ директором ООО « », действуя умышленно, в целях систематического получения прибыли, заведомо зная о том, что для деятельности по добыче подземных вод необходима лицензия и о том, что таковой у организации не имеется, не предпринимая должных мер для получения специального государственного разрешения (лицензии), осуществлял предпринимательскую деятельность по пользованию недрами и водоснабжению потребителей – населения, организаций, учреждений и предприятий в , д. Малая Бодья, д. Кечур, д. Успиян района УР для питьевого, хозяйственно-бытового водоснабжения и технологического обеспечения водой объектов промышленности, в результате чего извлечен доход в сумме 8 184 873 рублей 15 копеек, что является крупным размером.

Все исследованные судом доказательства оценены, проанализированы, признаны допустимыми, достоверными, добытыми в соответствии с законом, согласующимися между собой, дополняющими друг друга, а в своей совокупности достаточными для определения вины осужденного в содеянном.

Доводы жалобы о разделении деятельности по подъему (добыче) подземной воды из водозаборных скважин, которая требует наличия лицензии, и деятельности по доставке воды до потребителя, которая наоборот — не требует лицензирования, опровергаются заключением судебной технологической экспертизы, согласно которой технологический процесс поднятия воды из недр на скважинах, включающий в себя поднятие, транспортировку по подземным трубопроводам системы водоснабжения и подачу воды к подключенным к сетям водоснабжения, объектам (потребителям) является непрерывным. Выводы эксперта обоснованно признаны судом научно-аргументированными и достоверными. Следовательно, подлежащая лицензированию деятельность по использованию недр при добыче воды является неотъемлемой частью всего процесса деятельности ООО « » по пользованию недрами и водоснабжению потребителей, в итоге направленного на получение прибыли. Таким образом, объективно установлено наличие прямой причинно- следственной связи между непосредственным пользованием недрами при поднятии воды и получением от этого дохода. Не подлежат удовлетворению доводы апелляционной жалобы о необходимости квалификации действий Тимеева А. Я. по ч.1 ст. 7.3. КоАП РФ, поскольку деятельность Тимеева А.Я. в качестве руководителя ООО “ ” не имела окончательной целью добычу подземных вод (использование водозаборных скважин) без соответствующей лицензии. Данная деятельность неразрывно предполагала ее реализацию потребителям и извлечение от этого дохода. Соответственно, действия Тимеева А.Я. не могут регулироваться административным законодательством, попадая под действие уголовного законодательства. Не соответствуют установленным судом обстоятельствам дела и доводы апелляционной жалобы о действиях Тимеева А.Я. по осуществлению руководимой им организации деятельности в состоянии крайней необходимости. Данный вопрос рассматривался судом, его выводы являются обоснованными.

Доводы апелляционной жалобы о нарушении требований уголовно-процессуального закона, выразившиеся в возбуждении в отношении Тимеева А.Я. двух уголовных дел, также не подлежат удовлетворению.

Как следует из материалов дела, уголовное дело № возбуждено в отношении Тимеева А.Я. 05.04.2013г. по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности > Статья 171. Незаконное предпринимательство» target=»_blank»>171 УК РФ, за период осуществления предпринимательской деятельности с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, а уголовное дело № возбуждено ДД.ММ.ГГГГ по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности > Статья 171. Незаконное предпринимательство» target=»_blank»>171 УК РФ за период осуществления предпринимательской деятельности с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. В последующем уголовные дела № и 48/1739 соединены в одно производство в соответствии с требованиями ст. Часть 2. Досудебное производство > Раздел VIII. Предварительное расследование > Глава 21. Общие условия предварительного расследования > Статья 153. Соединение уголовных дел» target=»_blank»>153 УПК РФ. Таким образом, уголовные дела № и № возбуждены за разные периоды времени.

Постановление о возбуждении уголовного дела № соответствует требованиям УПК РФ, оснований для признания его незаконным суд первой инстанции не усмотрел, с чем соглашается суд апелляционной инстанции. Соответственно и доводы стороны защиты о недопустимости доказательств, являются необоснованными.

При назначении наказания, судом в полном объеме учтены отсутствие отягчающих и все смягчающие наказание обстоятельства. Судом мотивированы выводы о назначении наказания в виде штрафа, при этом учтены степень тяжести совершенного преступления, имущественное положение осужденного и его семьи, возможность получения осужденным заработной платы или иного дохода.

Кроме того, судом первой инстанции полностью мотивировано освобождение Тимеева А.Я. от назначенного наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования, а также отказ суда от освобождения его от назначенного наказания вследствие акта об амнистии.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

п о с т а н о в и л:

приговор районного суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Тимеева А. Я. оставить без изменения, апелляционную жалобу адвокатов и осужденного — без удовлетворения.