Расходы арбитражного управляющего подлежащие возмещению

Возмещение расходов арбитражного управляющего Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Дубец Екатерина Константиновна

В статье рассматриваются вопросы правовой оценки расходов арбитражного управляющего и возможности их квалификации как понесенных в деле о банкротстве.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Дубец Екатерина Константиновна

REIMBURSEMENT OF EXPENSES OF A BANKRUPTCY COMMISSIONER

Тhe issues of legal assessment of a bankruptcy commissioner’s expenses as well as the possibility of their classifying as incurred in a bankruptcy case are considered in the article.

Текст научной работы на тему «Возмещение расходов арбитражного управляющего»

ВОЗМЕЩЕНИЕ РАСХОДОВ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО REIMBURSEMENT OF EXPENSES OF A BANKRUPTCY COMMISSIONER

В статье рассматриваются вопросы правовой оценки расходов арбитражного управляющего и возможности их квалификации как понесенных в деле о банкротстве.

Тhe issues of legal assessment of a bankruptcy commissioner’s expenses as well as the possibility of their classifying as incurred in a bankruptcy case are considered in the article.

Екатерина Константиновна ДУБЕЦ,

председатель судебного состава Арбитражного суда Красноярского края, кандидат юридических наук

к. dubets@yandex. ги

Ключевые слова: обоснованность расходов арбитражного управляющего в деле о банкротстве, возмещение расходов арбитражного управляющего.

Keywords: reasonableness of a bankruptcy commissioner’s expenses in a bankruptcy case, reimbursement of expenses of a bankruptcy commissioner.

В настоящее время в судебной практике достаточно актуальным является вопрос о том, какие из расходов арбитражного управляющего, понесенные им в ходе процедуры банкротства, подлежат возмещению.

Согласно п. 1 ст. 20.6 Федерального закона «‘О несостоятельности (банкротстве)»‘ [1] (далее — Закон о банкротстве) арбитражный управляющий имеет право на возмещение в полном объеме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.

Таким образом, в соответствии с буквальным толкованием указанной нормы расходы подлежат возмещению в полном объеме (разумеется, при предоставлении соответствующих документов, подтверждающих фактическое несение расходов).

Вместе с тем, по нашему мнению, не все расходы арбитражного управляющего подлежат возмещению.

В состав расходов, подлежащих возмещению, может быть включено в том числе и вознаграждение, выплаченное привлеченным специалистам.

На возможность снижения подобных расходов указано в постановлении Пленума ВАС РФ «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» [2].

Указанные разъяснения касаются вознаграждения привлеченным специалистам, но по существу предложенных критериев обоснованности понесенных расходов могут быть применены и для иных расходов, понесенных арбитражным управляющим.

Согласно разъяснениям п. 3 постановления Пленума ВАС РФ «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» суд в силу п. 5 ст. 20.7 Закона о банкротстве также может снизить размер взыскиваемой оплаты услуг привлеченного лица или полностью отказать во взыскании их оплаты, если будет доказано, что привлечение этого лица было необоснованным (здесь и далее курсив наш. — Е.Д.) в целом или в части (как в общем, исходя из потребности в услугах такого привлеченного лица, так и применительно к конкретному привлеченному лицу), а также что привлеченное лицо знало или должно было знать об этом обстоятельстве (было недобросовестным).

В соответствии с п. 4 постановления Пленума ВАС Российской Федерации «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» в силу п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве при привлечении привлеченных лиц арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, в том числе привлекать их лишь тогда, когда это является обоснованным, и предусматривать оплату их услуг по обоснованной цене.

Указанное разъяснение представляет собой телеологическое толкование п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве применительно к вопросу о привлечении арбитражным управляющим специалистов, вместе с тем по существу устанавливает один из критериев оценки обоснованности привлечения специалистов — объективная необходимость для целей данного дела о банкротстве.

При рассмотрении вопроса об обоснованности привлечения привлеченного лица следует, исходя из п. 5 ст. 20.7 Закона о банкротстве, учитывать в том числе направлено ли такое привлечение на достижение целей процедур банкротства и выполнение возложенных на арбитражного управляющего обязанностей, предусмотренных законом, насколько велик объем работы, подлежащей выполнению арбитражным управляющим (с учетом количества принадлежащего должнику имущества и места его нахождения), возможно ли выполнение арбитражным управляющим самостоятельно тех функций, для которых привлекается привлеченное лицо, необходимы ли для выполнения таких функций специальные познания, имеющиеся у привлеченного лица, или достаточно познаний, имеющихся у управляющего, обладает ли привлеченное лицо необходимой квалификацией.

В соответствии с п. 1 постановления Пленума ВАС Российской Федерации «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» привлечение привлеченных лиц должно осуществляться арбитражным

управляющим с соблюдением в отношении услуг, не упомянутых в п. 2 ст. 20.7 Закона о банкротстве, положений п. 3 и 4 этой статьи о лимитах расходов на оплату их услуг.

Пунктами 2, 3 постановления Пленума ВАС Российской Федерации «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» установлены критерии обоснованности привлечения, соразмерности оплаты, а также надлежащего качества услуг привлеченных специалистов.

Таким образом, суд, рассматривая вопрос о возмещении расходов, понесенных арбитражным управляющим на вознаграждение специалистов, производит оценку такой обоснованности по следующим критериям:

— наличие объективной необходимости привлечения данного лица;

— соблюдение требований Закона о банкротстве о лимитах расходов на оплату их услуг (в отношении лиц, работающих по гражданско-правовому договору);

— соразмерность размера оплаты объему выполненных работ;

— соответствие качества оказанных услуг заявленному.

В целом подобные критерии (за исключением лимитов) могут быть применены и при рассмотрении вопроса о возмещении иных расходов, понесенных арбитражным управляющим.

Вместе с тем при оценке обоснованности понесенных расходов также необходимо, по мнению автора, учитывать следующее.

Согласно разъяснениям п. 5 постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» [3] правовая природа вознаграждения арбитражного управляющего носит частноправовой встречный характер. При этом фактически в дело о банкротстве привлекается высококвалифицированный специалист, занимающийся частной практикой1, для ведения процедуры банкротства

См. разъяснения в отношении статуса арбитражного управляющего как лица, занимающегося частной практикой, изложенные в определении Верховного Суда РФ от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301 [4].

должника. Целью такого привлечения является получение полезного эффекта от собственных знаний и навыков арбитражного управляющего. Указанное свидетельствует о том, что деятельность арбитражного управляющего по своему характеру и целям схожа с возмездным оказанием услуг.

Общим правилом для договоров подряда и возмездного оказания услуг является то, что подрядчиком (исполнителем) самостоятельно на основе своих профессиональных познаний и навыков избирается способ достижения цели, используется собственное оборудование (за исключением случаев, прямо предусмотренных договором), работа выполняется своим иждивением, в том числе в необходимых случаях привлекаются необходимые специалисты. При этом стоимость материалов относится на счет заказчика. Иные расходы (амортизация оборудования подрядчика (исполнителя), оплата услуг привлеченных специалистов) фактически включаются в счет вознаграждения исполнителя.

Вознаграждение арбитражного управляющего четко определено законодателем и состоит из двух частей — фиксированного вознаграждения и процентов за процедуру. Разделение вознаграждения арбитражного управляющего на различные по размеру, порядку выплаты составляющие имеет целью следующее. Фиксированное вознаграждение представляет собой авансирование арбитражного управляющего для того, чтобы у последнего имелись свободные денежные средства для осуществления деятельности, в том числе для содержания собственного аппарата и оборудования (при необходимости). Учитывая, что арбитражные управляющие, как правило, утверждаются в отношении нескольких должников, части фиксированного вознаграждения должно быть достаточно для обеспечения деятельности арбитражного управляющего. Таким образом, в случае, если арбитражный управляющий желает создать себе комфортные условия работы, в том числе привлекая специалистов, деятельность которых напрямую не связана с целями соответствующей проце-

дуры банкротства, а направлена на оптимизацию деятельности самого арбитражного управляющего, выполнение его собственного функционала — направление запросов, подготовка документов для собрания кредиторов и т.п., такое привлечение должно осуществляться за счет арбитражного управляющего. Вместе с тем если должник является крупным, имеется значительный объем подлежащих выполнению работ и привлечение специалиста осуществляется исключительно для обеспечения процедуры банкротства указанного должника, такое привлечение возможно за счет конкурсной массы. Аналогичным образом оценивается покупка оборудования, расходных материалов — с учетом связи непосредственно с данным делом о банкротстве. Амортизация собственного оборудования арбитражного управляющего включается в счет его вознаграждения и отдельно оплате не подлежит. Таким образом, при оценке возможности оплаты произведенных арбитражным управляющим расходов суд определяет их относимость к конкретному делу о банкротстве, а также необходимость в их произведении (например, если арбитражный управляющий приобретет или возьмет напрокат компьютер для подготовки финансового анализа, такие расходы будут явно необоснованными, хотя объективно необходимость в использовании компьютера имеется).

Оставшаяся часть фиксированного вознаграждения (учитывая, что проценты по вознаграждению выплачиваются не всегда) представляет собой оплату за выполненную арбитражным управляющим работу.

Проценты по вознаграждению представляют собой вознаграждение в собственном смысле и выплачиваются за надлежащим образом выполненную арбитражным управляющим работу. Указанное подтверждается разъяснениями п. 5 постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве», в соответствии с которыми размер причитающихся арбитражному управляющему фиксированной суммы вознагражде-

ния и процентов по вознаграждению может быть соразмерно уменьшен.

Таким образом, необходимо разделять расходы арбитражного управляющего, связанные с проведением процедуры банкротства конкретного должника и с организацией работы своего «офиса» или «кабинета». Последние расходы возмещаться в процедуре банкротства не должны.

Наиболее часто суды отказывают арбитражным управляющим в возмещении расходов вследствие их необоснованности (то есть отсутствия объективной необходимости в их несении по делу о банкротстве конкретного должника).

При этом обоснованность оценивается исходя из объективных потребностей должника, которые, по существу, совпадают с обязанностями конкурсного управляющего по конкретному делу.

Так, например, аренда одного офисного помещения в процедуре наблюдения признана судом обоснованной (в целях размещения арбитражного управляющего и хранения документации), второго — необоснованной. При этом судом отклонен довод о том, что офисное помещение необходимо для размещения работников должника, поскольку временный управляющий не является руководителем должника, он не должен был в процедуре наблюдения обеспечивать работников рабочими местами.

В процедуре конкурсного производства признана обоснованной аренда обоих помещений (для размещения работников должника, самого конкурсного управляющего, документации, проведения собраний кредиторов). [9]

По обособленному спору А33-17931-11/2013 [8] судом сделан вывод о необоснованности в период наблюдения привлечения специалиста-делопроизводителя, несения расходов на канцелярские принадлежности (в том числе бумаги, за исключением одной пачки, необходимой для печати запросов, финансового анализа, материалов для первого собрания кредиторов).

Таким образом, в период наблюдения расходы арбитражного управляющего должны быть минимизированы и направлены

на достижение целей указанной процедуры банкротства, что связано со следующим.

В период наблюдения арбитражный управляющий не является руководителем должника, в связи с чем основными обязанностями временного управляющего в период наблюдения являются проведение анализа финансового состояния должника, созыв и проведение первого собрания кредиторов. За исполнение обязанностей арбитражный управляющий получает вознаграждение в полном объеме.

Таким образом, расходы временного управляющего могут возникнуть исключительно в связи с осуществлением функционала, предусмотренного п. 1 ст. 67 Закона о банкротстве.

Так, привлечение специалиста-делопроизводителя в период наблюдения направлено на создание комфорта собственно для арбитражного управляющего и не связано с целями конкурсного производства.

При этом существует вероятность, что при подготовке финансового анализа по крупным должникам может возникнуть необходимость в исполнении подготовительной или технической работы (например, сбор документации по филиалам, сортировка документации по периодам, внесение обработанных временным управляющим данных в соответствующую компьютерную программу). В таком случае привлечение специалиста для оформления данных финансового анализа может быть обоснованным, если в соответствии со ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный управляющий докажет, что, во-первых, отчет выполнен им самим, во-вторых, объем обработанной документации был так велик, что за период наблюдения самостоятельно арбитражный управляющий с данной работой не справился бы. [10]

Транспортные расходы (в ходе как наблюдения, так и конкурсного производства, в том числе в целях проезда к месту проведения собрания кредиторов), как правило, признаются судом обоснованными, при этом суду должны быть представ-

лены доказательства, достоверно подтверждающие факт несения расходов, а также их связь с данным делом о банкротстве.

Так, по обособленному спору А33-17931-11/2013 судом сделан вывод о необоснованности расходов на горюче-смазочные материалы, понесенных с целью проезда в г. Лесосибирск для проведения первого собрания кредиторов (не предоставлены доказательства связи с данным делом о банкротстве: исходя из чека автозаправочной станции невозможно определить, какой автомобиль был заправлен, принадлежит ли указанный автомобиль арбитражному управляющему, какой расход топлива необходим для проезда по указанному маршруту. Суду также не предоставлено доказательств того, что указанный автомобиль следовал маршрутом г. Красноярск — г. Лесосибирск — г. Красноярск). В отношении авиабилетов для подтверждения фактической перевозки следует предоставить в том числе посадочный талон (указанный вывод сделан в постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22 ноября 2013 г. по делу А70-5049/2011 [6], определении Арбитражного суда Красноярского края от 1 октября 2014 г. по обособленному спору А33-15724-5/2013 [7]).

В ходе реабилитационных процедур, а также конкурсного производства с учетом функционала арбитражного управляющего судом может быть признано обоснованным привлечение большего числа специалистов, аренда офиса, расходы на оплату услуг связи. Например, в ходе осуществления процедуры банкротства должника может возникнуть необходимость в подключении телефона и Интернета. В этом случае конкурсному управляющему необходимо обосновать необходимость в соответствующих услугах, заключить договор от имени должника, предоставить доказательства оказания услуг должнику. В случае заключения договора в отношении сотовой связи конкурсному управляющему необходимо представить детализацию счета, чтобы суд и конкурсные кредиторы могли оценить относимость произведенных расходов к делу о банкротстве.

Так, определением Арбитражного суда Красноярского края от 29 января 2015 г. по обособленному спору А33-5424-61/ 2011 [11], признаны необоснованными действия конкурсного управляющего, выразившиеся в выплате командировочных расходов (начисление арбитражному управляющему суточных действующим законодательством не предусмотрено), оплате аренды офиса (офис использовался арбитражным управляющим не только для осуществления процедуры банкротства в отношении данного должника, но в целом как «офис арбитражного управляющего», аренда офиса была направлена на создание комфорта собственно для арбитражного управляющего и не связана с целями конкурсного производства), оплате услуг связи (должник стороной договоров об оказании услуг связи не является, доказательств связи с делом о банкротстве не предоставлено), оплате аренды мебели и оргтехники (поскольку судом признана необоснованной аренда офиса, также необоснованной является аренда мебели и оргтехники, предназначенных для функционирования указанного офиса; доказательств того, что указанные расходы были необходимы для обеспечения процедуры конкурсного производства, связаны с банкротством именно данного должника, в материалы дела не предоставлено).

Таким образом, для признания расходов обоснованными суду должны быть предоставлены доказательства: несения указанных расходов, наличия объективной необходимости, связи с указанным делом о банкротстве (в том числе, как было отмечено, указанные расходы не должны обеспечивать работу «офиса (кабинета) арбитражного управляющего»), соблюдения размеров лимитов, наличия соответствующего качества (оказанных услуг, выполненных работ, приобретенных товаров), соразмерность размера оплаты. При соблюдении указанных условий расходы будут являться обоснованными.

Также необходимо отметить, что для квалификации действий арбитражного управляющего не имеет значения, что заклю-

чение договора (аренды, с привлеченным специалистом и пр.) либо понесенные расходы согласованы комитетом кредиторов, по следующим причинам. Обоснованность несения арбитражным управляющим расходов на процедуру может быть оценена только арбитражным судом. При этом законом не предусмотрено права комитета или собрания кредиторов оценивать обоснованность несения расходов: решение суда по данному вопросу не зависит от решения, принятого собранием кредиторов. Более того, в постановлении Президиума ВАС Российской Федерации по делу № А68-4638/2009 [5] разъяснено следующее: поскольку на арбитражного управляющего возложена самостоятельная обязанность действовать в отношении должника и кредиторов добросовестно и разумно (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве), само по себе то обстоятельство, что действия уп-

равляющего были одобрены решением собрания кредиторов, в признании которого недействительным отказано, не исключает возможность квалификации этих действий как несоответствующих стандартам добросовестности и разумности.

Таким образом, например применительно к вопросу о заключении договора аренды офиса, это означает, что внося собранию (комитету) кредиторов предложение о заключении договора, арбитражный управляющий как лицо, специально уполномоченное на проведение процедур банкротства, обязан высказать профессиональное суждение по данному вопросу. При этом факт одобрения решением собрания кредиторов действий управляющего по заключению договора не влияет на выводы суда при оценке обоснованности заключения такого договора.

1. О несостоятельности (банкротстве) : Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ // СПС КонсультантПлюс.

2. О порядке погашения расходов по делу о банкротстве : постановление Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 // СПС КонсультантПлюс.

3. О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве : постановление Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 97 // СПС КонсультантПлюс.

4. Определение Верховного Суда РФ от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301 // СПС КонсультантПлюс.

5. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.09.2013 № 14917/11 по делу А68-4638/2009 // СПС КонсультантПлюс.

6. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22.11.2013 по делу А70-5049/2011 // СПС КонсультантПлюс.

7. Определение Арбитражного суда Красноярского края от 1.10.2014 по обособленному спору А33-15724-5/2013. — URL: http://www.kad.arbitr.ru.

8. Определение Арбитражного суда Красноярского края от 9.09.2014. — URL: http:/ / www. kad. arbitr. ru.

Судрасходы в банкротстве: кто, кому и сколько платит

В банкротных делах реже, чем в гражданских, привлекают внешних юристов и реже взыскивают расходы на юридическую помощь. По данным Casebook, за год (24 августа 2019 – 24 августа 2020 года) суды вынесли 404 определения о взыскании расходов на услуги представителей. Это 1,6% от всех определений о возмещении судебных расходов за этот период (24 823). Для сравнения: за 2019 год суды признали банкротами 81 381 физических и юридических лиц (статистика «Федресурса»).

Управляющие

Арбитражные управляющие редко обращаются в крупные консалтинговые компании, ведь внешним юристам придется платить из конкурсной массы, размер которой ограничен, а крупные расходы надо согласовывать с кредиторами. Управляющий рискует, потому что ненадлежащую трату денег должника могут обжаловать, а с него самого взыскать убытки, объясняет партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × Юлия Литовцева. Исключение, по ее словам, – это управляющие крупных должников, перед которыми стоят особенно сложные задачи. Например, обратиться в Конституционный суд, признать полномочия в иностранных юрисдикциях или обратить взыскание на зарубежные активы.

Кроме того, если инициатором или проигравшей стороной в споре является управляющий, взыскание с него судрасходов почти всегда лишено смысла, ведь оно происходит после третьей очереди, что на практике означает «никогда», уточняет Литовцева.

Особняком в банкротной сфере держится Агентство по страхованию вкладов – специализированный кредитор и управляющий, который занимается оздоровлением и ликвидацией банков. Агентство прибегает к помощи определенного круга юрконсультантов. Среди аккредитованных компаний – Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право 4 место По количеству юристов 11 место По выручке 16 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × , Кворум Кворум Федеральный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 8 место По выручке 18 место По количеству юристов 23 место По выручке на юриста (более 30 юристов) × , Яковлев и Партнеры Яковлев и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) × и другие, всего 20.

Эффективность судебных издержек АСВ, в том числе трат на юристов, вызывает много споров в юридическом сообществе. Есть мнение, что организация никем не контролируется, затягивает производство, плохо формирует конкурсную массу, а в итоге расходы завышаются. Например, так считает Литовцева. Есть аргументы в пользу того, что АСВ работает эффективно. Например, согласно отчету 2019 года, средний процент удовлетворения требований кредиторов в банках, где завершены ликвидационные процедуры, за весь период деятельности агентства составил 45,3%.

Тем не менее многие недовольны работой управляющего. В феврале 2020 года ряд кредиторов Тагилбанка обратился в ЕСПЧ, указывая на нарушение ст. 1 Протокола № 1 («Защита собственности») и ст. 13 Европейской конвенции («Право на эффективное средство правовой защиты»). Заявителей не устраивают неэффективные траты и сокрытие информации о расходах конкурсного управляющего, главы представительства АСВ в Уральском федеральном округе Андрея Сергеева. Кредиторы возражали против привлечения 24 помощников, а также планов потратить 21 млн руб. на услуги по экспертизе документов и размещению архива. В феврале расходы АСВ приблизились к 100 млн руб., 40% из которых – это оплата юридических услуг. А ежемесячное вознаграждение в 1 млн руб. плюс бонус «в размере 10%» получала КА «Юков и партнеры».

Вопросами обоснованности трат агентства занимался и Верховный суд. В деле о несостоятельности Пробизнесбанка осенью 2019 года ВС оценил правомерность так называемого гонорара успеха – его наряду с твердой суммой использовало АСВ для оплаты услуг КА «Кворум». Экономколлегия указала, что такая форма оплаты не может использоваться в банкротстве свободно. Надо оценивать, не нанесет ли она ущерб конкурсной массе и интересам кредиторов.

Впрочем, с 1 марта 2020 года на законодательном уровне признается «гонорар успеха», напоминает старший юрист юргруппы Стрижак и партнеры Стрижак и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Кирилл Карпов. По его словам, новелла должна наконец-то поставить точку в этом вопросе.

Кредиторы и бенефициары

Что касается самих кредиторов, они также нечасто обращаются к услугам внешних консультантов. Ведь банкротство – в целом неэффективная процедура ликвидационной направленности. По результатам конкурсного производства кредиторы вернули себе лишь 4,7% в 2019 году. Поэтому интерес для активного участия в процессе могут представлять те немногочисленные споры и дела, где есть перспектива добраться до реальных активов должника. «Обычно в юрфирму обращаются по вопросам включения в реестр требований кредиторов, возражений против такого включения, оспаривания сделок должника в банкротстве», – делится Анастасия Шкварова из юрфирмы Кульков, Колотилов и партнеры Кульков, Колотилов и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж Профайл компании × . В основном клиенты по банкротным делам – это «здоровые» компании, говорит Литовцева.

Востребованы и услуги юристов в вопросах привлечения к субсидиарной ответственности, ведь с помощью этого института кредиторы могут добиться продажи за долги имущества бенефициаров, в том числе и «теневых». Но даже если его нет или недостаточно, чтобы покрыть долги, последствия проигрыша для контролирующих лиц серьезные: они могут стать «вечными должниками» по многомиллионным долгам, ведь их невозможно будет списать в ходе банкротства физического лица.

Возможно, поэтому контролирующие лица ищут юрпомощи у консультантов. «Это популярная услуга», – подтверждает Екатерина Баглаева из КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право 4 место По количеству юристов 11 место По выручке 16 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × . «Чаще всего к нам обращаются контролирующие лица, но помощь профессионалов здесь нужна и на стороне защиты, и в нападении, – делится Литовцева. – Споры о привлечении к субсидиарной ответственности очень сложные и по числу вовлеченных лиц, и по объему доказательств, и по ретроспективности действия (до 10 лет!), и по многообразию ситуаций, и по «затейливости» регулирования». По словам Литовцевой, здесь «решаются судьбы людей, нередко параллельно расследуются уголовные дела».

Подходы судебной практики

Если участник дела понес расходы на юристов, они взыскиваются с проигравшей стороны по общим правилам – их нужно обосновать и документально подтвердить. Об особенностях взыскания судрасходов в банкротстве рассказала Шкварова:

  • учитывается активное поведение стороны. Например, в одном споре суд взыскал расходы кредитора, который хотел включиться в реестр, с другого кредитора, который против этого возражал (Определение ВС № 309-ЭС15-1970);
  • взыскать судебные расходы в апелляции не получится с того кредитора, который жалобу не подавал, в ее рассмотрении не участвовал;
  • судебные расходы могут быть взысканы в солидарном порядке. Это общее правило распространяется на дела о банкротстве;
  • одно заявление о взыскании судебных расходов можно подать по нескольким обособленным спорам (например, определение ВС от 21 июня 2019 года по делу № А60-12747/2004, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 7 марта 2019 года по делу № А60-12747/04).

«Право.ru» узнало, какие самые большие компенсации расходов на юристов удавалось отсудить за прошедший год (август 2019 – август 2020 года). В этих пяти спорах суды применяли как общие, так и специальные правила для взыскания издержек.

Пять самых крупных присужденных сумм судрасходов за год

Дмитрий Дунаев хотел включить в реестр банкрота ООО «Плаза-М» долг из договора займа на 57,1 млн руб., а ООО «НИК» и конкурсный управляющий должника пытались добиться признания договора недействительным. Но три инстанции им отказали и включили Дунаева в третью очередь кредиторов в деле № А41-11009/2016. Следом кредитор решил взыскать судебные расходы солидарно с должника и ООО «НИК»: 1,6 млн руб. за услуги адвоката Елены Смольской и 1,5 млн руб. за услуги «Индико», а также 150 000 руб. за судебно-техническую экспертизу. Арбитражный суд Московской области удовлетворил требования частично. Он взыскал с «НИКа» 500 000 руб. расходов на юристов, а с «Плазы-М» – 150 000 руб. за экспертизу. Такое решение первая инстанция объяснила тем, что «НИК» вел себя активно, то есть подавал апелляционные и кассационные жалобы. Что касается управляющего, то в его обязанности входит подавать жалобы и возражения.

Апелляция по жалобе Дунаева исправила решение и предписала взыскать сумму с ответчиков в солидарном порядке. То обстоятельство, что управляющий обжаловал сделку в рамках своих обязанностей, не освобождает его от расходов, указал 10-й ААС.

В деле о банкротстве Марины Ивановой (№ А56-71402/2015) АО «Сити Инвест Банк», кредитор, было недовольно финансовым управляющим Сергеем Чащиным. По мнению кредитора, управляющий затягивал процедуру реализации имущества, неправильно составил анализ финансового состояния и заключение о признаках фиктивного или преднамеренного банкротства. Сити Инвест Банк пожаловался и попросил признать эти действия незаконными, а поведение управляющего – ненадлежащим, а также просил провести экспертизу признаков намеренного и фиктивного банкротства Ивановой. Но все его требования суд признал беспочвенными.

Поэтому Иванова потребовала, чтобы кредитор возместил ее судебные расходы: 475 238 руб. на представителей и 139 041 руб. на экспертизу. Юристов для Ивановой подбирало по агентскому договору ООО «Фрегат». Как следует из материалов дела, услуги в двух инстанциях оказывали Апелляционный центр Апелляционный центр Региональный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (включая споры) × , Дювернуа Лигал Дювернуа Лигал Региональный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Банкротство (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 2 место По выручке 3 место По количеству юристов Профайл компании × и адвокат Александра Володькова. А непосредственно каждое из заседаний обходилось Ивановой в сумму от 14 000 до 20 000 руб. (не считая других услуг).

Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленобласти удовлетворил требования Ивановой в полном объеме. Он отверг доводы банка о неразумном размере расходов. Спор не был простым: заседаний и материалов в нем оказалось много, действия управляющего оспаривались по нескольким эпизодам и так далее.

Банк подал апелляционную жалобу, ее рассмотрят 14 октября.

Необоснованно инициировать банкротное дело может оказаться дорогостоящей идеей, как показывает разбирательство № А40-68239/2018. Заявление о несостоятельности Ровшана Мехтиева подала Диана Мишина, которой он должен был 11,4 млн руб. согласно решению районного суда от 2017 года. В 2018-м началась процедура реструктуризации долгов. Но в 2019-м апелляционная инстанция отменила акт районного суда. От 11,4 млн руб. долга осталось лишь порядка 60 000 руб. Производство по делу о банкротстве прекратили за необоснованностью претензий.

Мехтиев, как выигравшая сторона, потребовал компенсировать его затраты на адвоката Алексея Новикова («Межреспубликанская коллегия адвокатов») в размере 425 000 руб. из расчета 25 000 руб. в месяц за 17 месяцев. Мишина возражала, что сумма чрезмерная, но две инстанции с ней не согласились. «Размер вознаграждения не превышает минимальных ставок оплаты аналогичных юридических услуг в городе Москве по комплексному представлению интересов в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций по делам о несостоятельности». Дело рассматривалось более полутора лет, материалов в нем много. Это потребовало значительных затрат времени и сил, в том числе участия в 17 заседаниях по делу. Поэтому расходы были присуждены в полном размере.

Мишина подала кассационную жалобу, ее запланировали рассмотреть в середине сентября.

В деле о несостоятельности «Скан Глобал Лоджистикс» (№ А40-200172/2014) ООО «ЕПК – Бренко Подшипниковая Компания» и ЗАО «Фестина-РУС», кредиторы, а также конкурсный управляющий подали заявления о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя банкрота Николая Соловьева. По данным Casebook, сумма требований в деле составляет более 18 млн руб. Три инстанции отказались привлекать Соловьева к «субсидиарке», а следом он заявил требование о взыскании с трех заявителей 1,7 млн руб. судебных расходов на помощь Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 9 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 23 место По количеству юристов 25 место По выручке × . 1,6 млн руб. – за услуги в стадии первой инстанции, 540 000 руб. – в апелляции и столько же – в кассации.

АСГМ снизил компенсацию до 300 000 руб. – такую сумму суд счел соразмерной. Он учел, что дело рассматривалось почти два с половиной года, по нему состоялось 16 заседаний, а представитель Соловьева принял участие в трех, говорится в определении суда. Исходя из картотеки арбитражных дел, оно не обжаловалось.

Юлия Бочарова инициировала дело о банкротстве Александра Бочарова (№ А40-181649/2018), но суд отклонил ее требования о включении в реестр кредиторов долга порядка 5 млн руб. Поэтому оппонент взыскал с нее 285 000 руб. на услуги ООО «Московский юридический центр». Две инстанции сочли эту сумму обоснованной. Бочарова подала кассационную жалобу, которую рассмотрят 5 октября.

ВС сформулировал правила взыскания убытков с арбитражных управляющих

Москва. 2 ноября. INTERFAX.RU — Желание Сбербанка наказать арбитражных управляющих за оставшиеся в силе сомнительные сделки дало возможность Верховному суду сказать новое слово в толковании законодательства о банкротстве. Он дал подробные указания, как следует рассматривать дела об убытках, причиненных управляющими.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ опубликовала мотивы своего решения по делу «Сбербанк против арбитражных управляющих Богинской и Прохоренко». «Хочется просто поаплодировать Верховному суду за это определение», — заявил «Интерфаксу» старший юрист BGP Litigation Илья Сорокин. По его словам, ВС затронул в этом документе много нюансов правоприменения: и исчисление сроков исковой давности, и обоснование размера убытков, и распределение ответственности за совместно причиненный вред, и преюдициальную силу судебных актов по обособленным смежным делам, и механизм удовлетворения требований конкурсных кредиторов, и правила распределения денежных средств.

«Это дело отражает текущий подход ВС РФ к детальному рассмотрению споров с участием арбитражных управляющих. Он как бы намекает судам первых трех инстанций, что пора прекратить заниматься судейской профанацией и вспомнить о реальных задачах судопроизводства», — говорит И.Сорокин. Мнение о большом значении этого дела для судебной практики разделяет адвокат инвестиционной компании А1 Кирилл Ермоленко. «Нечасто встречаются ситуации, когда ВС подвергает критике все судебные акты нижестоящих инстанций. Теперь предстоит начать дело фактически с чистого листа, но уже с учетом подробных указаний», — сказал он «Интерфаксу».

Распределение взысканного

Ключевой проблемой в рамках этого спора, по мнению старшего юриста адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Юлии Бобровой, является определение того, в чью пользу взыскиваются убытки. Сбербанк требовал себе с конкурсных управляющих ООО «Агис Сталь» Лидии Богинской и Анны Прохоренко солидарно 65 млн рублей из-за того, что они своевременно не оспорили продажу 51% акций ЗАО «Муромэнергомаш». Эта сделка была сомнительной: пакет ушел за 4,54 млн рублей, хотя ООО «ФинЭкспертиза-Оценка» оценивало его стоимость в 1,127 млрд рублей (следующий конкурсный управляющий все-таки опротестовал ее, но ему отказали из-за пропуска исковой давности — ИФ).

Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск, но судьи ВС указали, что тут первая инстанция поступила неверно. «Взыскав в пользу банка убытки без учета его доли в общей сумме требований кредиторов третьей очереди, суд неправильно применил нормы права», — говорится в определении.

Сбербанк не мог получить всю сумму убытков, следует из определения, а только часть, соответствующую его доле в общем размере долга. Расчеты с кредиторами производятся исходя из принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований, отмечает руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова. Об этом говорится в обзоре судебной практики ВС РФ № 1 (2017), напоминает она.

У судов было два варианта действий. «Взыскать всю сумму убытков в пользу должника, и тогда поступившая в конкурсную массу сумма была бы распределена пропорционально между всеми кредиторами действующим конкурсным управляющим, или же, в случае взыскания убытков в пользу конкурсного кредитора-заявителя, суд должен был самостоятельно определить размер суммы убытков такого кредитора, исходя из соотношения размера его требования по отношению к реестру кредиторов», — сказала Ю.Боброва.

Активная роль суда

Принятое в пользу Сбербанка решение не устояло в вышестоящих инстанциях. Девятый арбитражный апелляционный суд не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и фактом причинения убытков в заявленном размере. Арбитражный суд Московского округа согласился с апелляцией.

Здесь апелляция и кассация допустили ошибку, следует из определения ВС. «Закон не позволяет суду отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности», — говорится в документе. В этом случае суд обязан определить размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности, указали судьи ВС.

Суды часто отказывают в удовлетворении претензий к арбитражным управляющим в полном объеме из-за сложности доказывания размера убытков, констатирует управляющий партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин. «Возможно, данное разъяснение станет причиной сокращения процента отказов на данном основании», — предполагает он.

Суд и вероятность

То, что спорные сделки не были признаны недействительными, не является препятствием для рассмотрения вопроса об убытках, следует из определения ВС. В нем говорится, что надо было «установить вероятность признания спорных сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу». К.Ермоленко называет это положение документа «наиболее примечательным».

Тезис о том, что отсутствие судебного акта [о недействительности сделок — ИФ] не препятствует судам оценивать вероятностные судебные перспективы, является относительно новым в практике оценки правомерности действий арбитражных управляющих, отмечает И.Сорокин. Ранее, по его словам, такой подход встречался не так часто и преимущественно в судах первой и апелляционной инстанций.