Что обстоятельствами подлежащими доказыванию являются факты

Статья 73 УПК РФ. Обстоятельства, подлежащие доказыванию (действующая редакция)

1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;

8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьей 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

2. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 73 УПК РФ

1. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, образуют предмет доказывания. В коммент. статье указаны не все обстоятельства, составляющие предмет доказывания по уголовным делам, а только те, которые в теории уголовного процесса принято называть главным фактом, поскольку от доказанности или недоказанности этих обстоятельств напрямую зависит решение вопроса об уголовной ответственности — главного вопроса уголовного дела. Кроме того, по конкретным делам подлежат доказыванию и другие фактические обстоятельства — так называемые доказательственные факты, которые в своей совокупности позволяют сделать логические выводы о наличии или отсутствии обстоятельств главного факта. Круг доказательственных фактов может быть весьма широк, а сами они разнообразны, в связи с чем обычно не представляется возможным дать в законе их исчерпывающий перечень. К ним могут относиться, в частности, алиби обвиняемого (см. о нем п. 1 коммент. к ст. 5); идентичность объектов, представленных на экспертизу, и образцов для сравнительного исследования; добросовестность свидетеля; добровольность дачи показаний; свободный или вынужденный характер отказа обвиняемого от защитника и т.д. и т.п.

2. Доказываться может не только наличие, но и отсутствие указанных обстоятельств. Однако обязанность и бремя их доказывания распределяется между сторонами по-разному. По общему правилу бремя доказывания в уголовном процессе лежит на обвинителе. Более подробно см. об этом п. п. 5, 6 коммент. к ст. 14.

3. Понятие события преступления в широком смысле охватывает совокупность всех признаков преступления. Однако в п. 1 ч. 1 настоящей статьи оно понимается в более узком значении. В него не включаются виновность лица (п. 2), характер и размер вреда, причиненного преступлением (п. 4), и т.д. Термин «событие преступления» используется здесь для обозначения обстоятельств, относящихся к объекту и объективной стороне преступления. Вопрос об объекте преступления требует установления, кому причинен вред данным деянием и на что было направлено преступное посягательство. Объективная сторона преступления может быть установлена также посредством доказывания обстоятельств, относящихся к самому деянию, его последствиям (которые не всегда выражаются в причинении конкретного вреда; например, в случае формальных составов преступления) и причинной связи между ними. При этом выясняется конкретное содержание события, определяемое его характеристикой в соответствующих нормах уголовного закона, конкретным способом совершения преступления, наличием и числом соучастников, временем и местом совершения инкриминируемого деяния. Время и место совершения преступления может иметь непосредственно квалифицирующее значение (например, незаконная охота в запрещенное для нее время года, нарушение уставных правил караульной, вахтенной службы и т.п.), в ряде случаев играет роль смягчающих или отягчающих наказание обстоятельств, но чаще служит для необходимой конкретизации обвинения. Степень конкретизации самих времени и места события преступления зависит от характера уголовного дела. В одних случаях достаточно установить дни или день, в других необходимо точно доказать час и минуту совершения деяния. Без временной и пространственной локализации преступления обвинение нельзя считать доказанным. Так, не могут быть признанными законными такие формулировки обвинения, которые начинаются словами «в неустановленное время, в неустановленном месте. » и т.д.

4. Понятие виновности лица в совершении преступления (п. 2) охватывает две группы обстоятельств: а) причастность лица к совершению преступного деяния, т.е. самоличность совершения его данным лицом; б) наличие вины — психического отношения лица к своему противоправному поведению и его последствиям, имеющего форму умысла или неосторожности. Мотив преступления — это непосредственная внутренняя побудительная причина преступного деяния (корысть, месть, наркозависимость, сексуальные побуждения и т.д.). Мотив должен быть установлен независимо от того, охватывается ли он соответствующим составом преступления, поскольку без этого невозможно определить степень общественной опасности преступления и личности виновного.

5. Доказывание обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого (п. 3), необходимо для индивидуализации уголовной ответственности либо имеет значение для установления обстоятельств, указанных в п. п. 5 — 7 комментируемой статьи. Круг обстоятельств, характеризующих личность, включают в себя следующие их группы:

— социально-демографические признаки (фамилия, имя, отчество, пол, место жительства, возраст, семейное положение, профессия, образование и т.д.);

— социально-правовой статус личности (гражданство, место работы, должность, звания, государственные награды, наличие служебного иммунитета и т.п.);

— обстоятельства, характеризующие лицо как члена социальной общности (наличие иждивенцев, поведение в быту, на работе, отношение к моральным нормам и т.п.);

— физические и психофизиологические признаки личности: наличие заболеваний, психических расстройств или иных болезненных состояний психики, алкогольная или наркозависимость и др. Последняя группа обстоятельств позволяет, в частности, решать вопрос о вменяемости или невменяемости лица, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом.

6. О доказывании характера и размера вреда, причиненного преступлением, см. коммент. к ст. ст. 42, 44, 54.

7. К обстоятельствам, исключающим преступность и наказуемость деяния (п. 5), относятся необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения (гл. 8 УК).

8. Обстоятельствами, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности, служат: деятельное раскаяние (ст. 75 УК); примирение с потерпевшим (ст. 76 УК); истечение сроков давности (ст. 78 УК) (см. о них коммент. к ст. ст. 24 — 28); акт амнистии (ст. 84 УК).

Обстоятельствами, которые могут повлечь за собой освобождение от наказания, являются: фактические основания решений об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (ст. 79 УК); о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК); о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания либо об освобождении от наказания в виде ограничения по военной службе военнослужащего, уволенного с военной службы в порядке, установленном статьей 148 УИК; об освобождении от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК); об отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК); об освобождении от отбывания наказания в связи с истечением срока давности обвинительного приговора (ст. 83 УК); об освобождении от наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу (ст. 10 УК, п. 13 ст. 397 УПК); об освобождении от наказания вследствие акта амнистии (ст. 84 УК); об освобождении от отбывания наказания вследствие акта помилования (ст. 85 УК); об освобождении от наказания несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ст. ст. 90, 92 УК.

Статья 73 УПК РФ. Обстоятельства, подлежащие доказыванию

1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;

8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьей 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

2. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Комментарии к ст. 73 УПК РФ

1. В коммент. ст. закреплен предмет доказывания — полный перечень обстоятельств, в обязательном порядке подлежащих установлению и подтверждению (их наличия либо отсутствия) с использованием доказательств по каждому направляемому в суд уголовному делу.

2. Событие преступления — это то, как проявляется преступление в объективной реальности. В самом общем виде событие преступления — это совершенное в определенном месте, в определенное время и определенным образом и т.п. действие (телодвижение) либо бездействие (невыполнение обязанности), приведшее к наступлению ущерба или угрозе возникновения такового.

3. Место, время, способ и другие элементы события подлежат установлению и подтверждению по каждому уголовному делу независимо от того, являются ли они обязательными признаками состава преступления, иначе, имеют ли эти элементы значение для квалификации общественно опасного деяния или нет.

4. Знания о времени совершения преступления обычно устанавливаются с относительной точностью. Иногда достаточно доказать, что преступление совершено зимой определенного года, иногда нужно знать конкретное число или даже час (минуту) совершения преступления. Точность выявления времени и места совершения преступления зависит от того, что за дело расследуется (разбирается). К примеру, если по делу о продолжительном, многоэпизодном хищении чужого имущества с предприятия достаточно определить день, а то и месяц каждого эпизода, то по факту убийства иногда время совершения преступления важно знать с точностью до минуты. Только такая четкая хронология поведения подозреваемого позволяет иногда доказать несостоятельность его алиби и причастность его к совершению преступления.

5. По делам о некоторых преступлениях, например об оскорблении военнослужащего (ст. 336 УК) или о насильственных действиях в отношении начальника (ст. 334 УК), время (исполнения им обязанностей военной службы) является признаком состава преступления. Так же обстоят дела с преступлениями, совершенными в военное время (ч. 3 ст. 331 УК). Здесь время влияет на квалификацию преступления именно по данной конкретной статье, а значит, должно быть доказано абсолютно точно.

6. Время — это не только день и час, когда совершено преступление, но и сколько лет в этот день и час было тому, кто его совершил, а равно какой материальный закон тогда действовал. От установления этих обстоятельств может зависеть решение вопроса о том, достиг ли обвиняемый к моменту совершения преступления возраста, с наступлением которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, а также (при изменениях в законодательстве, к примеру введении в действие нового УК) решение вопроса о том, какой уголовный закон (статья закона) по данному делу должен подлежать применению.

7. Способ совершения преступления — это система каких-то действий (бездействие), послуживших причиной наступления преступного результата. Выявленные компетентными органами признаки, характеризующие способ, могут отграничивать одно преступление от другого. К примеру, когда лицо убило человека с особой жестокостью, заживо сожгло, преступление квалифицируется по ч. 2 ст. 105 УК (наказание вплоть до пожизненного лишения свободы или смертной казни). Напротив, когда тот же человек совершил преступление из ревности и привел свой «приговор» в исполнение, будучи с жертвой наедине, одним выстрелом из ружья, его действия будут квалифицированы как умышленное убийство без отягчающих обстоятельств по ч. 1 ст. 105 УК. За совершение такого преступления 15 лет лишения свободы — максимальный срок наказания. Именно способ совершения преступления отличает кражу от грабежа и разбоя.

8. Способ совершения преступления может играть роль отягчающего наказание обстоятельства. К примеру, совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти (п. «н» ч. 1 ст. 63 УК) и др. В определенной мере именно способ совершения преступления позволяет говорить о наличии некоторых смягчающих наказание обстоятельств. Речь идет о п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК — нарушение условий правомерности, допустим, задержания лица, совершившего преступление.

9. Содержание понятия «другие обстоятельства совершения преступления» для различных преступлений может быть неодинаково. Тем не менее к таким фактам принято относить:

1) общественную опасность деяния;

3) средства и орудия преступления;

4) данные о потерпевшем от преступления, а иногда и характере его действий;

5) предпринятые обвиняемым меры сокрытия преступления и тому подобные обстоятельства, необходимость установления которых проистекает не только из конструкции состава преступления, по поводу которого приступили к доказыванию, но и из требований уголовно-процессуального закона о полноте, объективности и всесторонности исследования фактических обстоятельств дела и т.п.

10. Общественная опасность деяния в значении одного из других обстоятельств совершения преступления имеет особое значение при решении вопроса о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (ст. ст. 25, 28, 427 УПК). Решение о прекращении уголовного процесса в таких ситуациях принимается, лишь когда имело место преступление небольшой или средней тяжести, а по делам, возбуждаемым лишь по преследованию по заявлению коммерческой или иной организации, — когда оно не причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства (ст. 23 УПК). Аналогичным образом вынужден поступить правоприменитель при прекращении уголовного дела по ч. 2 ст. 14 УК, где закреплено, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

11. Противоправность — обязательный признак любого преступления, один из наиболее важных элементов, по которому осуществляется юридическая оценка деяния. Обычно не возникает необходимости собирать доказательства, подтверждающие противоправность расследуемого события. Однако применительно к процессу доказывания преступлений, предусмотренных бланкетными статьями Особенной части УК, ответственность за совершение которых наступает лишь при нарушении лицом определенных правил (правил перемещения через таможенную границу РФ, к примеру огнестрельного оружия или боеприпасов, правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта и т.п.), уголовное дело должно в себе содержать доказательство наличия нарушенной нормы. Обычно им служит выписка из того нормативного акта, в котором приводятся соответствующие правила.

12. Средства и орудия преступления также характеризуют общественную опасность и противоправность деяния. В некоторых случаях именно это обстоятельство позволяет отграничить один состав преступления от другого, например грабеж от разбоя. Законодатель факт совершения преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов признает квалифицирующим признаком ряда преступлений (допустим, п. «г» ч. 2 ст. 126 УК — похищение человека с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия) и как минимум обстоятельством, отягчающим наказание обвиняемого (п. «к» ч. 1 ст. 63 УК).

13. Данные о потерпевшем от преступления и характере его действий также иногда могут свидетельствовать о наличии того или иного состава преступления, квалифицирующего признака, смягчающего или отягчающего обстоятельства. Так, совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, применительно к похищению человека — квалифицирующий признак (п. «е» ч. 2 ст. 126 УК) и в любом случае отягчающее наказание обстоятельство (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК).

14. Понятие «виновность лица в совершении преступления» включает несколько составляющих. Доказать виновность обвиняемого, о которой идет речь в п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК, — это значит установить и подтвердить доказательствами следующие обстоятельства:

а) что речь идет о человеке (физическом, а не, к примеру, юридическом лице);

б) что этот человек вменяем, достиг возраста, с наступлением которого возможно привлечение лица к уголовной ответственности;

в) что данное преступление совершено именно им (с его участием), а никаким иным лицом;

г) что обвиняемый действовал виновно, то есть умышленно или по неосторожности;

д) что его можно отнести (если такой вопрос возникает) к группе специальных субъектов.

15. Характеристика использованного законодателем в коммент. ст. термина «виновность» обычно ограничивается первыми четырьмя признаками. Однако не всегда ими исчерпывается. По некоторым уголовным делам важно доказать, что обвиняемый обладает так называемыми признаками специального субъекта преступления (должностное лицо, ответственное за пожарную безопасность, военнослужащий и т.д.), что он действовал в специфических условиях, например совершение преступления при нарушении условий правомерности задержания преступника, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа и т.п.

16. Помимо виновности лица в совершении преступления, формы его вины и мотивов доказыванию подлежит и цель, которую преследует преступник. Без корыстной цели не может быть, к примеру, хищения. Преследуемая лицом цель, так же как и мотив преступления, должна устанавливаться и доказываться независимо от того, имеет ли она уголовно-правовое значение для квалификации деяния.

17. Среди обстоятельств, подлежащих доказыванию, названы также обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Они играют важную роль при разрешении судом вопросов:

а) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное преступление или его следует освободить от уголовной ответственности;

б) какое именно наказание должно быть назначено подсудимому и подлежит ли оно назначению либо отбыванию;

г) какой вид исправительного учреждения с соответствующим режимом должен быть определен подсудимому при назначении ему наказания в виде лишения свободы;

д) заслуживает ли подсудимый снисхождения или особого снисхождения;

е) могут ли быть применены санкция ниже низшего предела или условное осуждение за совершение данного преступления;

ж) какие именно принудительные меры воспитательного воздействия подлежат применению к освобожденному от уголовной ответственности в порядке ст. 90 УК несовершеннолетнему.

18. К числу данных, характеризующих личность подсудимого, могут быть отнесены:

а) фамилия, имя, отчество, день, месяц, год рождения, национальность, семейное положение, характер и род деятельности, место работы и жительства (устанавливаются так называемые анкетные данные личности);

б) данные о состоянии здоровья, о трудоспособности;

в) наличие государственных наград, почетных званий, ранений;

г) наличие (отсутствие) судимости, срок отбывания наказания в местах лишения свободы, дата освобождения;

д) факты, характеризующие его как члена общества (по месту жительства, работы, увлечениям и т.п.);

е) события его биографии (к примеру, участвовал в предотвращении последствий аварии в Чернобыле, землетрясения в Армении, в боевых действиях по защите Родины, то есть может в последующем быть признан заслуживающим снисхождения или особого снисхождения при назначении наказания) и др.

19. От характера и размера вреда, о котором идет речь в п. 4 ч. 1 коммент. ст., в ряде случаев зависит решение уголовно-правовых вопросов:

а) о квалификации преступления (к примеру, есть тяжкие последствия — обязательный признак данного состава — или нет);

б) об определении стадии реализации преступного умысла (имело место покушение или оконченное преступление);

в) о наличии смягчающего наказание обстоятельства (оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему);

г) о размере подлежащей взысканию с обвиняемого суммы;

д) о возможности прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям;

е) о мере наказания.

20. Несомненно, между причиненным обществу вредом и объемом применяемых к виновному ограничений, необходимых для восстановления справедливости, прямо пропорциональная связь.

21. Подлежащий доказыванию ущерб подразделяется на виды:

1) моральный (см. комментарий к ст. 136 УПК);

2) физический (вред здоровью, лишение жизни);

3) имущественный (см. комментарий к ст. 230 УПК).

22. Размер имущественного, а в некоторых случаях материального выражения иного ущерба должен быть установлен и в итоговом процессуальном документе зафиксирован в виде конкретной денежной суммы. Неправильно указывать, что ущерб причинен на сумму «не менее» такого-то количества рублей .

См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 августа 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 1.

23. Стоимость предмета преступного посягательства должна определяться не в долларах США и не в мировых ценах, а в российских рублях .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 1997 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 8.

24. Без установления характера и размера вреда, причиненного преступлением, в ряде случаев просто невозможно сказать, было ли это преступление, или же деяние хотя формально и подпадало под признаки преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК, тем не менее не являлось таковым в силу своей малозначительности.

25. Обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, — это те обстоятельства, о которых идет речь в ч. 2 ст. 20, ст. ст. 24, 27 УПК, а также отсутствие согласия указанного в законе органа (должностного лица) на привлечение лица к уголовной ответственности. Наличие данного обстоятельства не должно рассматриваться как основание перекладывания бремени доказывания на сторону защиты.

26. Обстоятельствами, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, являются все остальные основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования. К таковым относятся:

а) обстоятельства, дающие следователю (дознавателю и др.) право освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности:

— примирение с потерпевшим (ст. 25 УПК),

— деятельное раскаяние (ст. 28 УПК),

— несовершеннолетие лица, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 427 УПК);

б) доказательства отсутствия для общества, себя или других лиц опасности, проистекающей со стороны лица, совершившего общественно опасное деяние, исходя из характера этого деяния и психического расстройства лица (п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК);

в) акт помилования (о нем идет речь в ч. 3 ст. 310 и ч. 5 ст. 413 УПК).

27. Пунктом 6 ч. 1 коммент. ст. к предмету доказывания отнесены смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, перечисленные соответственно в ст. ст. 61 и 63 УК.

28. Согласно уголовному закону смягчающими обстоятельствами признаются:

а) совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств;

б) несовершеннолетие виновного;

г) наличие малолетних детей у виновного;

д) совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания;

е) совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;

ж) совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;

з) противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившаяся поводом для преступления;

и) явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления;

к) оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

29. Отягчающими обстоятельствами признаются:

а) неоднократность преступлений, рецидив преступлений;

б) наступление тяжких последствий в результате совершения преступления;

в) совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации);

г) особо активная роль в совершении преступления;

д) привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность;

е) совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

ж) совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

з) совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

и) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного;

к) совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего;

л) совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения;

м) совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках;

н) совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора;

о) совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти.

30. Верховный Суд РФ обращает внимание на то, что содержащийся в ст. 63 УК перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» // Там же. С. 156.

31. Исходя из содержания ст. 104.1 УК, на которую ссылается законодатель в п. 8 коммент. ст., доказыванию по уголовному делу также подлежит наличие (отсутствие) фактов, исходя из которых можно сделать вывод о том, что деньги, ценности, иное имущество, орудия, оборудование и (или) иные принадлежащие обвиняемому средства получены в результате совершения преступления или являются доходами от этого имущества либо использовались или предназначались для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

32. Наличие обстоятельств, способствовавших совершению преступления, должно быть доказано с помощью имеющихся в деле уголовно-процессуальных доказательств. Только принятие мер по устранению доказанных обстоятельств, а не предполагаемых может быть признано законным.

33. Суд обязан всесторонне и объективно исследовать сведения, относящиеся к обстоятельствам, способствовавшим совершению преступления. В этих целях при необходимости следует вызывать в судебное заседание дополнительных свидетелей, истребовать иные доказательства. Для выяснения специфических обстоятельств (нарушение технологии производства, техническая неисправность механизмов и т.п.) и принятия должных мер по их устранению суд вправе прибегнуть к помощи специалистов, а при производстве судебной экспертизы — поставить вопросы, решение которых требует специальных познаний .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. N 15 «О дальнейшем совершенствовании судебной деятельности по предупреждению преступлений» // Там же. С. 118.

34. Если в процессе судебного разбирательства будут выявлены такие обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, которые обусловлены нарушением закона или недобросовестным исполнением служебных обязанностей должностными лицами, а также в случаях, когда имеются данные, свидетельствующие о неправильном поведении отдельных граждан на производстве или в быту, о нарушении ими общественного долга, этих должностных лиц и граждан следует, как правило, допрашивать в судебном заседании в качестве свидетелей .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. N 15 «О дальнейшем совершенствовании судебной деятельности по предупреждению преступлений» // Там же. С. 118 — 119.

35. Почти каждое постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике расследования той или иной категории дел включает требования выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления .

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 132, 349, 358, 362, 365, 372, 376 и др.

36. В нормативных актах обращается внимание на необходимость дальнейшего совершенствования деятельности судов по предупреждению преступлений. Действенность этой работы зависит от правильного и своевременного рассмотрения и разрешения уголовных дел, неуклонного выполнения требований закона о выявлении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и принятии мер к их устранению .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. N 15 «О дальнейшем совершенствовании судебной деятельности по предупреждению преступлений» // Там же. С. 117.

37. Если обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, явились следствием неправомерных действий (бездействия) должностного или иного лица, которые содержат признаки уголовно наказуемого деяния, суд должен направлять соответствующие материалы прокурору для организации необходимой проверки .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29 сентября 1988 г. N 11 «О практике вынесения судами частных определений (постановлений)» // Там же. С. 302.

38. Необходимо более широко использовать для выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, наряду с другими исследованными по делу доказательствами данные, полученные в результате проведения судебных экспертиз.

39. При назначении судебной экспертизы суд вправе исходить из того, что специальные познания экспертов могут быть использованы для установления обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Вопросы, поставленные перед экспертом, не могут выходить за пределы его специальных познаний и компетенции. Эти же требования относятся к вопросам об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, а также к ответам на них эксперта.

40. Вывод эксперта об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, подлежит оценке в соответствии со ст. 88 УПК и, при наличии к тому оснований, учитывается судом при вынесении частного определения (постановления) .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 сентября 1987 г. N 5 «О повышении роли судов в выполнении требований закона, направленных на выявление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступлений и других правонарушений» // Там же. С. 371.

41. Предмет доказывания один и тот же (если не брать в расчет стадию возбуждения уголовного дела) на всех стадиях уголовного процесса. А значит, к примеру, на стадии предварительного расследования (если не доказано наличие обстоятельства, исключающего преступность и наказуемость деяния) доказыванию подлежит каждое из закрепленных в ст. 73 УПК обстоятельств. Нельзя откладывать их установление до момента осуществления деятельности на судебных стадиях. Не влияет на структуру и содержание предмета доказывания и квалификация преступления. Исключением из данного правила являются лишь преступления несовершеннолетних, невменяемых и лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступления, предмет доказывания по которым несколько расширен.

42. См. также комментарий к ст. ст. 24, 27, 29, 158, 231, 243, 291, 421, 434, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК.

«Мучительная агония преюдиции» в гражданском процессе

Слова профессора кафедры гражданского процесса юридического факультета СПбГУ Михаила Шварца в качестве заголовка выбраны не случайно. Каждый юрист хотя бы раз сталкивался с проблемой применения правил о преюдиции (обстоятельства, установленные имеющим силу судебным актом, не нуждаются в доказывании при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, – ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 АПК РФ).

При обращении к судебной практике возникает множество вопросов, в частности – об объективных пределах преюдициальности судебных актов, а именно: преюдиция – это установленные судом факты и их правовая оценка или только факт? Что высшие судебные инстанции понимают под «фактом»?

В ст. 61 ГПК содержится указание на недопустимость повторного доказывания и пересмотра только обстоятельств, установленных судебным решением. В то же время согласно ч. 2 ст. 209 Кодекса после вступления в силу решения суда лица, участвующие в деле, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе не только установленные факты, но и правоотношения. В АПК подобная норма отсутствует.

Анализ разъяснений и практики вышестоящих судов позволяет сделать вывод, что преюдиция на сегодня является опровержимой доказательственной презумпцией. Практика применения правил о преюдиции экономической и гражданской коллегиями Верховного Суда РФ имеет существенные различия.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 25 июля 2011 г. № 3318/11 по делу № А40-111672/09-113-880 отражена правовая позиция о том, что ч. 2 ст. 69 АПК освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.

В Определении от 28 декабря 2012 г. № ВАС-17521/12 по делу № А51-497/2011 ВАС РФ, ссылаясь на разъяснения Пленума, данные в п. 2 Постановления от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», придерживается мнения, что преюдициальными могут считаться исключительно фактические обстоятельства, но не их правовая оценка.

Конституционный Суд РФ поддерживает позицию ВАС, что отражено в Определении от 6 ноября 2014 г. № 2528-О: «Следовательно, в системе действующего правового регулирования предусмотренное частью 2 статьи 69 АПК Российской Федерации основание освобождения от доказывания во взаимосвязи с положениями части 1 статьи 64 и части 4 статьи 170 того же Кодекса означает, что только фактические обстоятельства (факты), установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. № 407-О, от 16 июля 2013 г. № 1201-О, от 24 октября 2013 г. № 1642-О и др.). Именно такое толкование и применение оспариваемой в запросе Администрации Краснодарского края нормы, вопреки утверждению заявителя, находит отражение в сложившейся практике арбитражных судов, последовательно придерживающейся того, что ч. 2 ст. 69 АПК РФ освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора (постановления Президиума ВАС РФ от 15 июня 2004 г. № 2045/04, от 31 января 2006 г. № 11297/05 и от 25 июля 2011 г. № 3318/11)».

При этом КС в Определении от 21 марта 2013 г. № 407-О подчеркнул необходимость соблюдения баланса: «Введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства – с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения».

Верховный Суд при разрешении споров по конкретным категориям дел дает судам разъяснения – по сути, формулируя порядок опровержения преюдиции. Так, в п. 2 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 57 указано, что «при подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ). Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

Как отмечено в п. 4 совместного постановления пленумов ВС и ВАС от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», «по смыслу частей 2, 3 статьи 61 ГПК РФ или частей 2, 3 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы».

Получается, если суды не связаны правовой оценкой фактов и правоотношения сторон не преюдицируются, в каждом новом процессе на основании одних и тех же фактов суд может по-разному интерпретировать правоотношения сторон.

Например, в одном споре суд может сделать вывод о том, что договор является заключенным, а в другом – прийти к противоположному выводу. Это вносит в гражданский оборот значительную долю неопределенности и приводит к конфликту судебных актов – ведь сторона спора, недовольная исходом дела, всегда будет изыскивать пути оспаривания решения посредством предъявления иного, формально не тождественного иска.

В то же время преюдиция по определению не только освобождает от доказывания, но и является одним из свойств законной силы судебного решения.

Верховный Суд – видимо, понимая проблему и пытаясь пресечь злоупотребления, – в своих судебных актах последовательно проводит правовую позицию о том, что установленные обстоятельства и оценка доказательств, данные судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 АПК не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор.

Так, в Определении от 6 октября 2016 г. № 305-ЭС16-8204 ВС пришел к выводу: «Сама иностранная компания в ходе рассмотрения дела № А40-91248/2014 о взыскании с Правительства Москвы 3 433 582 долларов США неосновательного обогащения придерживалась позиции об уступке по соглашению от 13.08.2002 именно будущего требования. Так, она, возражая против заявления Правительства Москвы о пропуске срока исковой давности, указывала на то, что до момента вступления в силу решения от 06.08.2012 по делу № А40-73164/2012 (до 10.01.2014) у компании не возникло право требовать возврата каких-либо сумм, уплаченных ранее по еще не измененному судом инвестиционному контракту. Эти доводы иностранной компании были поддержаны судами при разрешении спора по делу № А40-91248/2014, что, в свою очередь, позволило признать иск поданным в пределах срока исковой давности и удовлетворить требования, заявленные иностранной компанией к Правительству Москвы.

Правовая квалификация сделки, данная судом по ранее рассмотренному делу, хотя и не образует преюдиции по смыслу статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, но учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, разрешающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы. В рассматриваемом случае не имеется объективных причин для того, чтобы сделать выводы, противоположные выводам по делу № А40-91248/2014, и признать договор цессии от 13.08.2012 договором уступки существующего, а не будущего, требования».

В Определении ВС от 19 марта 2020 г. № 305-ЭС19-24795 по делу № А40-195946/2016 отражена следующая правовая позиция: «Признание преюдициального значения судебного решения, направленное на обеспечение стабильности и общеобязательности этого решения и исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если имеют значение для его разрешения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2011 № 30-П). Оценка судом доказательств по своему внутреннему убеждению не означает допустимость ситуации, при которой одни и те же документы получают диаметрально противоположное толкование судов в разных делах без указания каких-либо причин для этого. Такая оценка доказательств не может быть признана объективной (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 14.06.2016 № 305-ЭС15-17704). При разрешении настоящего обособленного спора суд без указания мотивов пришел к противоположному выводу, признав товарную накладную от 13.01.2016 № 10 допустимым доказательством, подтверждающим факт первоначальной поставки товара должнику. Вследствие чего одни и те же обстоятельства, являющиеся существенными для правильного рассмотрения спора, оказались оцененными судами по-разному и это привело к конфликту судебных актов, в результате которого возникла ситуация, когда Денисовой Н.Д. сначала отказано во включении долга в реестр требований кредиторов должника в связи с недоказанностью поставки товара, а затем с нее взыскана стоимость частично возвращенного товара, поставка которого первоначально не была подтверждена, что не соответствует принципу правовой определенности».

В Определении от 5 сентября 2019 г. № 305-ЭС18-17113(4) по делу № А40- 129253/2017 Суд сослался на неприменение преюдиции и направил спор на новое рассмотрение, указав: «Кроме этого, при рассмотрении настоящего обособленного спора конкурсный управляющий ссылался на наличие иных принятых по настоящему делу судебных актов о признании недействительными банковских операций, совершенных в тот же период в аналогичной ситуации. Так, в рамках другого обособленного спора установлено, что по состоянию на 03.07.2017 в банке имелась скрытая картотека неоплаченных платежных документов. В рассматриваемом же случае при схожих обстоятельствах совершения в тот же период банковских операций суд пришел к противоположному выводу. Установленные обстоятельства и оценка доказательств, данная судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор. В том случае, если суд придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

В Определении от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС20-16 по делу № А 41-15768/2017 Верховный Суд также отметил необходимость учета правовой позиции по ранее рассмотренному спору и сделал вывод о том, что суды во втором деле обоснованно пришли к иному выводу: «Общество “Газпром”, помимо прочего, указало, что ранее определением Арбитражного суда Московской области от 11.01.2018 аналогичное его требование признано текущим. Однако данный довод не является достаточным основанием для иной квалификации задолженности по выплате дивидендов, поскольку в отличие от правил установления фактических обстоятельств спора вопрос о применении к этим обстоятельствам норм права (иначе – юридической квалификации) не разрешается по правилам преюдиции (статья 69 АПК РФ) и тем более по правилам общеобязательности судебных актов (статья 16 АПК РФ). Действительно, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном ранее судебном деле, подлежит учету в последующем деле. Однако при этом суд не связан предшествующей оценкой и, придя к иным выводам, должен указать соответствующие мотивы».

Что касается практики Судебной коллегии по гражданским делам ВС, то ее анализ позволяет сделать вывод о преюдициальности правоотношений сторон.

Например, в Определении от 11 августа 2020 г. № 50-КГ20-3-К8 Суд прямо указал на запрет оспаривать выводы: «При таких обстоятельствах Маевский С.В., являвшийся участником спора по гражданскому делу № 2-2780/2018, рассмотренному Первомайским районным судом г. Омска, так же как и Оленичев В.В., в силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ не вправе оспаривать выводы, содержащиеся в решении Первомайского районного суда г. Омска от 28 декабря 2018 г. и апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 28 марта 2019 г., поскольку эти судебные акты имеют для указанных лиц обязательную силу и являются преюдициальными по настоящему делу».

В Определении ВС от 22 октября 2019 г. № 23-КГ19-6, 2-254/2017 изложена правовая позиция о запрете вновь оспаривать правоотношения сторон: «В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные решением Таганского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2017 г., являлись обязательными для судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики. Согласно ч. 2 ст. 209 названного кодекса после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения. Таким образом, в силу приведенных выше положений ст. 61 и 209 ГПК РФ, обеспечивающих непротиворечивость судебных постановлений и не допускающих принятие взаимоисключающих судебных актов, после принятия апелляционного определения судебной коллегией Московского городского суда от 15 ноября 2017 г. и вступления в силу решения Таганского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2017 г. апелляционной инстанцией Верховного Суда Чеченской Республики должны были быть учтены установленные этими судебными постановлениями факты и правоотношения сторон».

В Определении от 11 августа 2020 г. № 30-КГ20-1-К5 Верховный Суд сделал вывод о запрете оспаривать факты. При этом под фактом в конкретном деле понимается факт прекращения поручительства: «исходя из вышеизложенного, следует, что Борлаков Х.М. как лицо, ранее участвующее в деле о взыскании задолженности, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты, в частности факт прекращения поручительства».

Анализируя данное дело, можно увидеть противоречие еще и в том, что именно ВС понимает под понятием «факт». По логике Экономколлегии, установление факта прекращения поручительства является юридической квалификацией (правовой оценкой) и не является фактом (эмпирической данностью). Таким образом, в данном деле Суд, очевидно, говорит о прекращении поручительства именно как о факте.