Баул тюркское наречие или нет

Тюркская группа языков: народы, классификация, распределение и интересные факты
Баул тюркское наречие или нет. Тюркская группа языков: народы, классификация, распределение и интересные факты Конечные буквы наречий о , а , е , и , у это не окончания, а словообразовательные суффиксы.

Тюркская группа языков: народы, классификация, распределение и интересные факты

Сегодня народы тюркской языковой группы расселены на огромной территории нашей планеты, начиная от бассейна холодной Колымы до юго-западного побережья Средиземного моря. Тюрки не принадлежат к какому-то определенному расовому типу, даже среди одного народа встречаются как европеоиды, так и монголоиды. Они в большинстве своем мусульмане, однако встречаются народы, исповедующие христианство, традиционные верования, шаманизм. Единственное, что связывает почти 170 млн людей, – это общее происхождение группы языков, на которых сейчас разговаривают тюрки. Якут и турок – все они говорят на родственных диалектах.

Сильная ветвь алтайского дерева

Среди некоторых ученых до сих пор не утихают споры по поводу того, к какой языковой семье относится тюркская языковая группа. Некоторые лингвисты выделяли ее в отдельную большую группу. Однако наиболее общепринятой гипотезой сегодня принята версия о вхождении этих родственных между собой языков в большую алтайскую семью.

какой языковой семье относится тюркская языковая группа

Большую лепту в эти исследования внесло развитие генетики, благодаря которому стало возможно отследить историю целых народов по следам отдельных фрагментов генома человека.

Когда-то группа племен в Центральной Азии говорила на одном языке – предке современных тюркских наречий, однако в 3 в. до н. э. от большого ствола отделилась отдельная булгарская ветвь. Единственный народ, который говорит сегодня на языках булгарской группы, – это чуваши. Их наречие заметно отличается от других родственных и выделяется в особую подгруппу.

Отдельные исследователи даже предлагают вынести язык чувашей в отдельный род большой алтайской макросемьи.

Классификация юго-восточного направления

Прочие представители тюркской группы языков обычно делят на 4 большие подгруппы. Есть разногласия в деталях, однако для простоты можно взять самый распространенный способ.

Огузские, или юго-западные, языки, к которым относят азербайджанский, турецкий, туркменский, крымско-татарский, гагаузский. Представители этих народов говорят очень похоже и без труда поймут друг друга без переводчика. Отсюда и огромное влияние сильной Турции в Туркмении и Азербайджане, жители которых воспринимают турецкий язык как родной.

К тюркской группе алтайской семьи языков относят также кыпчакские, или северо-западные, языки, на которых говорят в основном на территории РФ, а также представители народов Средней Азии, имеющие предков-кочевников. Татары, башкиры, карачаевцы, балкарцы, такие народы Дагестана, как ногайцы и кумыки, а также казахи и киргизы – все они разговаривают на родственных наречиях кыпчакской подгруппы.

тюркская группа алтайской семьи языков

Юго-восточные, или карлукские, языки солидно представлены языками двух больших народов – узбеков и уйгуров. Однако почти тысячу лет они развивались отдельно друг от друга. Если узбекский язык испытал колоссальное влияние фарси, арабского языка, то уйгуры, жители Восточного Туркестана, привнесли за много лет огромное количество китайских заимствований в свое наречие.

Северные тюркские языки

География тюркской группы языков широка и разнообразна. Якуты, алтайцы, в общем, некоторые коренные народы северо-восточной Евразии, также объединяются в отдельную ветвь большого тюркского дерева. Северо-восточные языки довольно разнородны и подразделяются на несколько отдельных родов.

Якутский и долганские языки отделились еще от единого тюркского наречия, и произошло это в 3 в. н. э.

К саянской группе языков тюркской семьи относят тувинский и тофаларские языки. Хакасы и жители Горной Шории разговаривают на языках хакасской группы.

Алтай – колыбель тюркской цивилизации, до сих пор коренные жители этих мест разговаривают на ойротском, телеутском, лебединском, кумандинском языках алтайской подгруппы.

Казусы в стройной классификации

Однако не все так просто в этом условном делении. Процесс национально-территориального размежевания, проходивший на территории среднеазиатских республик СССР в двадцатые годы прошлого столетия, затронул и такую тонкую материю, как язык.

Все жители Узбекской ССР были названы узбеками, была принята единая версия литературного узбекского языка, основанная на наречиях Кокандского ханства. Однако и сегодня узбекскому языку свойственен ярко выраженный диалектизм. Некоторые диалекты Хорезма, самой западной части Узбекистана, более близки языкам огузской группы и ближе к туркменскому, чем к литературному узбекскому языку.

тюркской группе алтайской языковой семьи

Некоторые районы разговаривают на диалектах, которые относятся к ногайской подгруппе кыпчакских языков, отсюда нередки ситуации, когда ферганец с трудом понимает уроженца Кашкадарьи, который, по его мнению, безбожно коверкает родной язык.

Примерно так же обстоят дела у других представителей народов тюркской группы языков – крымских татар. Язык жителей прибрежной полосы практически идентичен турецкому, однако природные степняки говорят на наречии, более близком к кыпчакским.

Древняя история

Впервые тюрки вышли на мировую историческую арену в эпоху Великого переселения народов. В генетической памяти европейцев до сих пор остается содрогание перед нашествием гуннов Аттилы в 4 в. н. э. Степная империя была разношерстным образованием многочисленных племен и народов, однако преобладающим был все-таки тюркский элемент.

Существует много версий происхождения этих народов, однако большинство исследователей помещают прародину сегодняшних узбека и турка в северо-западную часть Центрально-Азиатского плато, в район между Алтаем и Хингарским хребтом. Этой версии придерживаются и киргизы, которые считают себя прямыми наследниками великой империи и до сих пор ностальгируют по этому поводу.

Соседями тюрок были монголы, предки сегодняшних индоевропейских народов, уральские и енисейские племена, маньчжуры. Тюркская группа алтайской семьи языков стала оформляться в тесном взаимодействии с близкими народами.

Путаница с татарами и болгарами

В первом веке н. э. отдельные племена начинают мигрировать в сторону Южного Казахстана. В 4-м веке произошло знаменитое вторжение гуннов в Европу. Именно тогда от тюркского древа отделилась булгарская ветвь и образовалась обширная конфедерация, которая разделилась на дунайскую и волжскую. Сегодняшние болгары Балкан разговаривают теперь на славянском языке и утратили свои тюркские корни.

Обратная ситуация произошла с булгарами Поволжья. Они до сих пор говорят на тюркских языках, однако после нашествия монголов называют себя татарами. Покоренные тюркские племена, жившие в степях Волги, приняли имя татар – давно исчезнувшего в войнах легендарного племени, с которым Чингисхан начинал свои походы. Татарским они назвали и свой язык, который прежде называли булгарским.

тюркская группа языков

Единственным живым наречием булгарской ветви тюркской группы языков считается чувашский. Татары, еще одни потомки булгар, на самом деле говорят на одном из вариантов более поздних кыпчакских диалектов.

От Колымы до Средиземноморья

К народам тюркской языковой группы относятся жители суровых районов бассейна знаменитой Колымы, курортных пляжей Средиземноморья, гор Алтая и ровных, как стол степей Казахстана. Предками сегодняшних тюрок были кочевники, вдоль и поперек исходившие Евразийский континент. Две тысячи лет они взаимодействовали со своими соседями, которыми были иранцы, арабы, русские, китайцы. За это время произошло невообразимое смешение культур и кровей.

Сегодня даже невозможно определить расу, к которой относятся тюрки. Жители Турции, азербайджанцы, гагаузы относятся к средиземноморской группе европеоидной расы, здесь практически отсутствуют ребята с раскосыми глазами и желтоватой кожей. Однако якуты, алтайцы, казахи, киргизы – все они несут в своем облике ярко выраженный монголоидный элемент.

], тюркская группа языков народы

Расовое разнообразие наблюдается даже среди народов, говорящих на одном языке. Среди татар Казани можно встретить голубоглазых блондинов и черноволосых людей с раскосыми глазами. То же самое наблюдается в Узбекистане, где невозможно вывести облик типичного узбека.

Большинство тюрок – мусульмане, исповедующие суннитскую ветвь этой религии. Лишь в Азербайджане придерживаются шиизма. Однако отдельные народы либо сохранили древние верования либо стали адептами других больших религий. Большинство чувашей, гагаузов исповедуют христианство в его православной форме.

На северо-востоке Евразии отдельные народы продолжают придерживаться веры предков, среди якутов, алтайцев, тувинцев продолжают пользоваться популярностью традиционные верования и шаманизм.

народы тюркской языковой группы

Во времена Хазарского каганата жители этой империи исповедовали иудаизм, который продолжают воспринимать в качестве единственно верной религии сегодняшние караимы, осколки той могучей тюркской державы.

Лексика

Вместе с мировой цивилизацией развивались и тюркские языки, вбирая в себя лексику соседних народов и щедро одаривая своими словами. Трудно сосчитать количество заимствованных тюркских слов в восточнославянских языках. Все началось с булгар, у которых было позаимствованы слова «капь», от которого возникло «капище», «суварт», преобразованное в «сыворотку». Позже вместо «сыворотки» стали использовать общетюркский «йогурт».

группа языков тюркской семьи

Особенно оживленным обмен лексикой стал во времена Золотой Орды и позднего Средневековья, во время активной торговли с тюркскими странами. В обиход вошло огромное количество новых слов: ишак, колпак, кушак, изюм, башмак, сундук и прочие. Позже стали заимствоваться лишь названия специфических терминов, например ирбис, карагач, кизяк, кишлак.

Тюрки в арабском мире: рабы, покорившие своих хозяев

Если ты делаешь ставку на элитных воинов, будь готов: вскоре они решат, что лучше тебя знают, куда идти походом и как управлять государством. И если такими воинами оказались не твои собственные аристократы, а невольники из числа покорённых народов, то это уже никого не волнует. Раб не может сражаться — воин недолго останется рабом. Гулямы, мамлюки, янычары… Что общего у них всех? Происхождение. Функционал. Изолированность.

Происхождение

К середине VIII века правители мусульманского Востока успели покорить половину известного им мира. Предводители династии Аббасидов, пришедшей на смену Омейядам в результате династических интриг и гражданской войны, столкнулись с паническим страхом перед соотечественниками. Советники позволяли себе не одобрять очередное решение халифа, родственники распробовали прелесть дворцовых интриг с ядами и удушениями, а аристократия грозила стать чересчур влиятельной силой для молодого государства, созданного завоевателями.

Решение сделать личными телохранителями воинов, захваченных в других землях, было простым и изящным. Основу нового корпуса составили тюрки.

Почему тюрки? Дело в том, что средневековые арабы были теми ещё расистами. Задолго до европейских идеологов они создали собственную теорию о расах. Правда, в отличие от тех же самых европейцев (или, скажем, древних евреев), арабы оставались практичными ребятами и считали, что нет народов, пригодных лишь к выпиливанию, — просто каждый полезен на своём месте:

«Аллах Всевышний распределил так, что каждый народ, каждое колено, каждое поколение, каждый род преуспевает в пределах своего совершенства: китайцы в ремёслах, греки в философии и литературе, арабы сильны в каллиграфии, письме и богословии, Сасаниды в государственном устройстве, тюрки в войнах» (цит. по К. Бегалин «Мамлюки»).

Столь грозная репутация у этих племён появилась в результате стычек арабов с Западно-тюркским каганатом, а после его распада — с Хазарским. Перед тем как встретиться с ними, арабы завоевали государство Сасанидов. Но вместе с землями и сокровищами персов арабы получили грозного соседа — кочевников, представлявших настолько опасную и постоянную угрозу, что в VI веке было построено масштабное укрепление, известное как Дербентская стена и растянувшееся почти на четыре километра.

Успевшие привыкнуть к победам и верные принципу исламизировать всех, кто находится рядом с ними, арабы решили атаковать и хазар. Однако встретили настолько яростный и умелый отпор, что на многие годы были вынуждены перейти от наступления к обороне.

Впечатление от новых противников дало рождение многочисленным суевериям. Мухаммеду приписывались слова о том, что эти люди «доберутся до родины наших предков». Говорилось, что сражение с тюрками, «у которых лица подобны щитам», будет предшествовать судному дню. А халиф Умар ибн Аль-Хаттаб прямо заявлял, что, ранив тюрка, необходимо обязательно отсечь ему голову, «ибо они возвращаются с порога смерти, а как вернутся, так станут ещё непримиримее».

И ведь не зря они так писали! Тот самый первый набег стал началом длительных арабо-израильс… то есть арабо-хазарских конфликтов.

Впрочем, тюрки тоже были ребята не промах в плане практичности. Тело арабского военачальника, захваченного и убитого при первом набеге, они таки сохранили. И впоследствии использовали его… для обряда вызывания дождя, о чём рассказывают многочисленные арабские и армянские источники. Причём, судя по этим источникам, метод работал. То ли для того, чтобы собрать коллекцию военачальников и лучше управлять погодой, то ли по другим соображениям, но после этого инцидента уже хазары стали вламываться на территорию арабов.

Увидев, что тюрки не только успешно отстояли свои земли, но и смогли в ответку, арабы стали высоко ценить их как воинов. Причём в буквальном смысле «высоко ценить» — спрос на рабов тюркского происхождения был стабильно высоким.

Функционал

Гулям переводится как «юноша, слуга». Мамлюк — «принадлежащий кому-либо». В обоих случаях к переводу добавляется слово «раб». И в обоих же случаях подчёркивается, что не такими уж рабами они и были. Как так вышло?

Юношей, пригодных для военного дела, покупали на невольничьих рынках. В первую очередь в Хорезме и Дербенте — самых популярных местах торговли людьми. Порой ездили за пленниками в Золотую орду. Попав в арабский мир, такие рабы не отправлялись на обычные работы. Их запирали в специально оборудованных казармах-городках, где они ели, спали, учились владеть оружием и в обязательном порядке постигали ислам. Юноши с основательно промытыми мозгами, изолированные от всего остального мира и посвящавшие максимум времени военному искусству, становились идеальными солдатами личной гвардии халифа.

Согласно шариату, мусульманин не мог быть рабом, а все они рано или поздно принимали ислам (в первоначальном, буквальном значении, а дальше — как повезёт). При этом они оставались личной собственностью халифа, воплощающего собой высшую гражданскую и духовную власть.

Ну а в дальнейшем, в зависимости от личной доблести и повышения по службе, их и вовсе могли освободить.

Первым завести себе гвардию из солдат-чужеземцев придумал аль-Мамун, в 813 году взошедший на престол вместо своего отца, легендарного Гаруна-аль-Рашида (на самом деле Харуна ар-Рашида, но кого волнуют такие мелочи). Конечно, и до него рабство было распространено в государстве, а пленных из числа воинственных народностей использовали в сражениях. Но организовать себе полноценный корпус личных телохранителей, который состоял исключительно из иноплемённых рабов, не имевших ровно никаких обязательств, кроме как перед халифом? Это было ноу-хау.

Говорят, что такая светлая мысль пришла ему под влиянием одной из жён, которая была как раз тюркского рода. Выходя замуж за аль-Мамуна, она привезла с собой свиту соплеменников — они-то и стали основой для формирующегося корпуса гулямов. Конечно, там были и выходцы из других народов — византийцы, африканцы, славяне… Значительную часть войска аль-Мамуна составляли уроженцы Ирана. Но конная гвардия формировалась исключительно из тюрок. И мало кто мог сравниться с ними — как в военном искусстве, так и в амбициозности, которая спустя много лет и привела их к основанию собственного мамлюкского государства.

Эксперимент оказался удачным. Гвардия достигла численности в почти четыре тысячи человек. Придворные интриги стали разрешаться легко и непринуждённо. Родственники оказались так или иначе нейтрализованы. Только один раз случился прокол, когда попавшиеся на убийстве одного из визирей гвардейцы признались под пытками, что действовали по приказу самого халифа.

Но кто ж этим чужеземцам поверит! Пронесло.

Поэтому брат аль-Мамуна аль-Мутасим решил продолжить и расширить это начинание. Он стал собирать собственную, личную армию, сделав ставку именно на тюрков. Сначала скупал рабов у своих соотечественников, а затем уже и в Каганате. Собственно, само возникновение гулямов — не в качестве личных телохранителей, а как полноценного отдельного войска — ассоциируется именно с аль-Мутасимом. Возможно и этот корпус оказал влияние на то, что сын халифа аль-Мамуна после смерти отца в 833 году не стал претендовать на престол, а как зайка присягнул дяде. С тех пор гвардия, состоящая из иноплеменников, стала непременным атрибутом всех правителей исламского Востока вплоть до XIX века, когда был расформирован последний янычарский корпус.

Изолированность

Даже обратившись в мусульманство, гвардейцы халифа не могли стать такими же полноценными членами общества, как мушкетёры визиря (зачёркнуто) все остальные жители халифата. И ладно бы то, что они оставались чужаками — мало ли чужеземцев в большом торговом городе? Но эти чужеземцы сознательно и последовательно противопоставлялись местному населению.

Они жили отдельно, не смешиваясь с горожанами, говорили на своём языке, соблюдали собственные обычаи. Их женили на специально привезённых рабынях — чтобы у гулямов не появлялось родственников в городе, а значит, собственных интересов и связей.

Отсутствие каких-либо точек соприкосновения с арабским миром делало их идеальным инструментом в руках халифа.

Гулямы не только помогали разрубить гордиев узел династических интриг, где каждый приходился друг другу племянником третьей жены дяди отца, соратником духовного лидера или просто знакомым друга родственника. Они ещё и эффективно подавляли народные бунты, не смущаясь мыслями, что в восставшей толпе могут стоять их сородичи.

Неудивительно, что местные поголовно смотрели на них с недоверием и подозрительностью, а гвардейцы отвечали им полной взаимностью. Пользуясь своей неуязвимостью, исключительными воинскими навыками и тем, что правитель нуждался в их поддержке, гулямы окончательно распоясались. Вымогательство, насилие и откровенные грабежи стали обычным делом в славном городе Багдаде. Знаменитый историк того времени аль-Масуди отмечает, что тюрки «притесняли простонародье в Городе Мира, наезжая лошадьми на людей на рынках, и это поражало слабых и детей».

Недовольство горожан произволом халифской гвардии плавно перетекало в недовольство самим халифом. Всего два года правления нового халифа — и мятежи багдадцев уже стали чересчур серьёзной угрозой. Можно было, конечно, и дальше справляться с ними обычным средством… Вот только это было решение, которое лишь усугубляло проблему. И аль-Мутасим решил её если не с изяществом, то с поистине имперским размахом.

Жители города недовольны присутствием любимого правителя и его гвардии? «Ну и не больно-то хотелось», — сказал халиф, и только пыль поднялась, когда он вместе со всем своим войском отбыл к берегам Тигра, где построил себе новую столицу, — подальше от этих вечно недовольных плебеев.

Столицу назвали Самарра, и её развалины до сих пор поражают своим величием туристов.

Ну а в те времена она была поистине великолепным городом. Впрочем, халифу недолго пришлось радоваться — главную проблему он увёз с собой. Командиры гвардейских отрядов азартно начали соревноваться друг с другом в том, чьё влияние на правителя окажется сильнее. И вот уже сын аль-Мутасима оказался свергнут теми же гулямами — всего через каких-то пять лет своего правления… Но об этом — в следующий раз.